Ежик — птица гордая. Российский и мировой рынок стали: 17-24 ноября 2019 г.

Ежик — птица гордая. Российский и мировой рынок стали: 17-24 ноября 2019 г.
В прошедшую неделю на первый план снова вышел вопрос об ускорении экономического роста в России. Он обсуждался в Государственной Думе, где приняли во втором чтении бюджет на 2020-2022 гг., об этом говорил президент на инвестиционном форуме «Россия зовет». Все это происходило на фоне противоречивых процессов в отечественной экономике и неопределенного уровня цен на стальную продукцию. На мировом рынке стали при этом происходило повышение, которое может в конечном итоге оказаться лишь непродолжительным отскоком.

Итак, какой «пинок» и в каком направлении нужно приложить к экономике нашей страны, чтобы она наконец пошла на подъем и потянула за собой вверх потребление стальной продукции?! По первому впечатлению, в отечественных властных кругах сделали вывод о том, что идея с национальными проектами была правильной, надо только провести ее в жизнь с учетом реального опыта текущего года и, очевидно, проводящейся сейчас работой над ошибками. Что из этого получится, мы, скорее всего, увидим уже весной.

В этом году экономика так, по большому счету, и не увидела существенного роста притока в нее государственных средств. По-видимому, ни существующие регулятивные процедуры, ни управленческий аппарат в целом оказались не готовыми к решению задачи таких масштабов. Обнаружились серьезные противоречия между стремлением сохранить государственные деньги и не допустить их утраты военно-морским способом и интересами реального дела.

В частности, свои недостатки продемонстрировала система госзакупок, заточенная, прежде всего, под максимальную дешевизну в ущерб качеству, излишне забюрократизированная и не свободная от злоупотреблений. Кроме того, госструктуры являются, как правило, очень требовательными заказчиками, но недисциплинированными плательщиками, так что работать с ними — еще то удовольствие для нормального бизнеса.

В 2020 г. основными исполнителями национальных проектов, очевидно, станут региональные власти. Заявлено о том, что регионы будут получать финансирование с начала года, без перенесения большей части бюджетных расходов на ноябрь и декабрь, что мы видим в текущем году. Также принятый трехлетний бюджет предусматривает расширение поддержки «отстающих» регионов и снятие с них долгового бремени ради стимулирования инвестиций. Увеличение их доли в ВВП снова объявлено приоритетном государственной экономической политики — в который уже раз...

В принципе, государство при этом готово и самостоятельно вкладывать средства в экономику, в частности, через Фонд национального благосостояния. В том числе, планируется использовать эти ресурсы и для финансирования крупных инвестиционных проектов. Однако здесь основная проблема заключается в том, что власти слишком долго принимают решения на этот счет. Сколько уже раз говорилось о том, что в России начнется строительство высокоскоростных железнодорожных магистралей?! И опять — надо «пересчитать экономику проекта!». Вроде бы, утвердили строительство моста через Лену, но конкретных сроков все нет и нет.

Вполне понятно стремление властей еще раз все тщательно отмерить, чтобы в итоге не остаться в убытке, но выгода от инфраструктурных проектов обычно больше имеет не прямой, а косвенный характер. И просчитать вклад новых дорог в развитие прилегающих территорий достаточно сложно. Но, в то же время, любой такой проект создает обширный спрос на различные виды промышленной продукции, включая металл, и тем самым стимулирует экономику.

Уже много раз говорилось о том, что российская экономика развивается очень неравномерно. Состоявшаяся недавно выставка «Металл-Экспо 2019» в очередной раз подтвердила этот тезис. В ходе общения с ее участниками и посетителями можно было услышать массу совершенно различных отзывов. Одни работали на стендах, буквально, не разгибаясь, проводя переговоры, а порой и заключая соглашения. Другие жаловались на низкий интерес к их компаниям и экспозициям и сетовали на то, что у их традиционных партнеров нет денег даже на командировку своих сотрудников в Москву.

Текущая обстановка в их рыночных нишах характеризовалась и как оживленная, и как депрессивная. Многие ругали государственную политику, но кто-то сообщал об успешном участии в поддерживаемых государством программах и реализации проектов с помощью Фонда развития промышленности. Впрочем, да. На недостаточную господдержку сетовали очень многие, но наиболее успешные компании прекрасно обходились и без нее. И деньги (вернее, их отсутствие), как ни странно, для них не такая уж большая проблема.

На самом деле, в России есть много направлений, в которых можно прекрасно развиваться, в частности, в области разработки и внедрения новых видов продукции, в том числе, импортозамещающей и экспортной. Характерно, что все без исключения металлургические компании, представленные на «Металл-Экспо», собираются снижать долю низкомаржинальной коммерческой продукции в своем сортаменте и предлагать конкретным конечным потребителям что-то особенное и нужное. Основные отрасли, где востребована такая продукция, традиционные: нефтегазодобыча, машиностроение и отдельно автомобилестроение, оборонка, судо- и авиастроение, железные дороги и инфраструктура. В текущем году немало внимания уделялось и освоению Арктики, для чего требуются особые хладостойкие и даже криогенные марки стали.

Новости по теме
12 июня 2019 г. Рынок идет в рост?

С чем по-настоящему тяжело, так это с кадрами. Хороших специалистов не хватает — на это жаловались все без исключения. В то же время, заметно, как после провала длиной в четверть века постепенно восстанавливается система подготовки рабочих и инженерных специальностей. Многие компании готовят их сами без отрыва от производства, кстати, такой же принцип принят и западными производителями оборудования. Расширяется и сотрудничество между крупным бизнесом и учебными заведениями.

Серьезные трудности есть и с управленческими кадрами. Впрочем, эта традиционная российская проблема (в отличие от дорог, которые уже научились стоить) ощущается на всех уровнях. Один из самых серьезных недостатков — постоянное стремление к грошовой экономии, от которой потом проистекают большие потери. Негативный опыт у нас здесь просто зашкаливает. Еще русско-японскую Россия во многом проиграла из-за того, что власти решили сэкономить на сухопутных защитных сооружениях Порт-Артура и не нашли денег даже на простой ремонтный док во Владивостоке! Сейчас же «манагеры» с бухгалтерским (в плохом смысле слова) мышлением экономят, например, на плановом сервисе дорогостоящей техники, эксплуатируя ее до «слома», или «режут косты», используя субстандартную продукцию либо корректируя технологические процессы.

Помощник президента России Андрей Белоусов в недавнем интервью газете «Известия» называл три рецепта ускорения экономического роста в России. Причем один из них заключается в модернизации сферы профобразования. И с этим нельзя не согласиться. Если некомпетентность нас губит, то компетенции, возможно, спасут.

Кстати, два других рецепта — это снижение стоимости заимствования путем уменьшения ключевой ставки Центробанка РФ до 5% и улучшение инвестиционного климата посредством «регуляторной гильотины» и снижения давления на бизнес со стороны силовых органов. В принципе, все это тоже верно, но, как говорится, есть нюансы.

Дешевые деньги для реального сектора экономики могут появиться только в комплекте с резким уменьшением доли невозвратов и достаточно жестким контролем над ценами «локальных монополистов», чтобы снова не разогнать инфляцию. А сложная, запутанная и неоднозначная система взаимодействия бизнеса и государства — это совместный плод чьих-то конкретных финансовых интересов, борьбы со злоупотреблениями по методу «тащить и не пущать» и глубокого взаимного недоверия сторон.

Есть большое подозрение, что российская экономика не достигнет по-настоящему больших высот, пока не выдавит из себя по капле бессовестно-стяжательский «дух 90-х». Ни быстро, ни легко это не сделаешь. Точно так же и не изменится сама собой нынешняя модель мировой экономики, с ее перманентно сужающимся платежеспособным спросом и доминированием финансового сектора над реальной экономикой.

Правда, именно сейчас экономические дела идут не так уж плохо. Высокий спрос на стальную продукцию демонстрирует Китай, который стал оказывать заметное влияние на региональный рынок стали как импортер заготовки и даже листового проката. Приподнялись внутренние цены на прокат в Индии и Турции, что способствовало прекращению демпинговой политики тамошними экспортерами. Сокращение производства в Европе и опасность закрытия итальянского меткомбината Ilva способствовали подорожанию стальной продукции и в этом регионе. Скорее всего, этот рост имеет временный характер, но он пока есть, и в ближайшем будущем, очевидно, не прекратится.

Повышение экспортных котировок на российскую продукцию осложнило обстановку в России. Если ранее все ожидали глубокого падения цен на прокат — если не до «экспортного паритета», то немногим выше, то теперь крупные комбинаты устанавливают пределы, ниже которых они опускаться не намерены. Горячекатаный прокат, по-видимому, больше дешеветь не будет. С арматурой же все не так однозначно, поскольку на рынке присутствуют и небольшие производители, у которых нет или почти нет экспортной альтернативы.

Так или иначе, наступает зима, когда резкие ценовые колебания довольно редки. А дальше есть надежда, что весной отечественный рынок стали все-таки получит новое ускорение.

Другие материалы о российском и мировом рынке стали читайте в разделе «Аналитика».

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 432

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter