Где деньги?! Российский и мировой рынок стали: 13-20 октября 2019 г.

Где деньги?! Российский и мировой рынок стали: 13-20 октября 2019 г.
События в мировой политике и экономике продолжают закручиваться во все более тугой узел. Одним из отражений этих процессов является мировой рынок стали, где продолжают развиваться негативные тенденции. Такая же неблагоприятная обстановка наблюдается и в России, где уже несколько месяцев подряд дешевеет арматура, а сектор листового проката балансирует на грани обвала. Конечно, это не отменяет отдельных улучшений, но они происходят на локальном уровне и, как правило, определяются краткосрочными, а то и вовсе случайными факторами.

К таковым, например, можно отнести повышение цен на металлолом в Турции на $10-15 за т за последние две недели. Под влиянием этого скачка пошли вверх котировки на турецкую арматуру, а также на заготовку производства СНГ. Вот только в основе этого подорожания лежат несколько (менее десятка) сделок, заключенных турецкими мини-заводами, которые по каким-либо причинам не успели обеспечить себя ломом на ноябрь до начала октября, а теперь вынуждены срочно пополнять запасы и переплачивать.

Конечно, данную ситуацию можно описать классическими: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Даже такое искусственное повышение цен, в основном, не принятое потребителями проката и полуфабрикатов, создало для поставщиков некоторые возможности для маневра. Весьма вероятно, что заготовка российского производства в перспективе снова откатится до менее $350 за т FOB, но произойдет это, скорее всего, не раньше начала ноября.

Основное направление движения цен на мировом рынке по-прежнему направлено вниз. Относительно мирно прошедшие переговоры между США и Китаем, состоявшиеся 10-11 октября, никого не обманули и ни в чем не убедили. Ну, отложили американцы введение новых пошлин на китайские товары, и что? Пройдет немного времени, и конфронтация возобновится. Тем более, что США начали новый раунд торгового конфликта, теперь уже с Евросоюзом, которому еще надо как-то решить вопрос с «брекситом». Да, условия в целом согласованы, но протащить их через британский парламент будет не так просто.

В середине октября достаточно серьезные проблемы проявились в США и Китае. В Америке цены на горячекатаные рулоны всего за две недели рухнули на $40-50 за т и впервые с лета 2016 г. опустились ниже отметки $500 за короткую т ($551 за метрическую т) EXW за базу. Основной причиной этого внезапного обвала местные специалисты называют стартовавший в обход закона и по совершенно надуманной причине процесс импичмента президента Дональда Трампа. Это воспринимается как сильнейший фактор неопределенности для экономики страны.

В Китае на первый план вышли экономические вопросы. В третьем квартале темпы экономического роста опустились до самой низкой отметки с тех пор, как этот показатель начали измерять и публиковать в марте 1992 г. И хотя для подавляющего большинства других стран китайские 6,0% были бы пределом мечтаний, проблема не в цифрах, а в их динамике. Китайская экономическая модель базируется на поддержании высоких темпов роста. А они, в свою очередь, обеспечиваются за счет сильнейшей кредитной накачки. Только за сентябрь китайские банки выдали населению, местным властям и корпорациям 1,69 трлн. юаней (почти $240 млрд.) новых займов. А общий объем задолженности превысил показатель аналогичного месяца прошлого года на 12,5%.

Китаю становится все труднее надстраивать эту пирамиду. По итогам девяти месяцев 2019 г. национальный экспорт в юанях увеличился на 5,2% по сравнению с тем же периодом годичной давности, но вот сами юани за это время подешевели примерно на 3% по отношению к доллару. А в последние месяцы внешние поставки вообще снижаются. В сентябре они уменьшились на 3,2% по сравнению с тем же месяцем прошлого года, что стало наихудшим показателем с февраля.

Чтобы компенсировать сокращение экспортных поступлений, правительство КНР старается расширить внутренние инвестиции в строительство, где темпы роста, наоборот, увеличиваются, в инфраструктуру, замену старых производственных мощностей новыми. Только в металлургии с начала сентября, по данным S&P Global Platts, было утверждено восемь таких проектов с совокупной производительностью 17,18 млн. т чугуна и 13,56 млн. т стали в год. А всего в 2019-2023 гг. в Китае должны вступить в строй новые предприятия общей мощностью почти 210 млн. т в год. Фактически шестую часть национальной сталелитейной промышленности закрывают, ликвидируют и заменяют новыми заводами. Причем «устаревшими» называют предприятия, построенные, по большей части, уже после 2000 г.

Еще одна проблема Китая заключается в весьма специфической структуре его экспорта. В 2018 г. почти 44% из его почти $2,5-триллионного экспорта пришлось на две товарные группы — электрические машины и оборудование, с одной стороны, и телекоммуникационная и компьютерная техника — с другой. В прошлом году китайские компании продали за рубеж на $240 млрд. телефонов и смартфонов, почти на $210 млрд. - компьютерной техники, частей и аксессуаров, на $85 млрд. - чипов и интегрированных схем. В первую десятку китайских экспортных товаров также входят всевозможные телевизоры и мониторы, светильники, солнечные панели, мебель, автокомпоненты, нефтяные масла. Одним словом — товары далеко не первой необходимости, спрос на которые в случае серьезного кризиса в западных странах может провалиться весьма и весьма сильно.

В 2008 г. объемы такого экспорта были в разы ниже, да и спад оказался непродолжительным. Сейчас же новый экономический кризис, похоже, будет иметь структурный характер, и с помощью простого заливания банковского сектора деньгами из него не выйдешь. Капитал из реального сектора экономики западных стран, по большей части, ушел на более выгодные для него финансовые рынки. Деньги где-то крутятся, но для поддержки инвестиционного и потребительского спроса их катастрофически не хватает, из-за чего он все больше съеживается. Попытка американского президента Дональда Трампа заставить корпорации вложиться в воссоздание промышленной базы в США и вбросить в экономику $2 трлн. на реализацию инфраструктурных проектов пока особого успеха не имеет.

Впрочем, нечего пенять на Америку, у нас самих дела идут тоже не слишком хорошо. Российская экономика так же задыхается от безденежья, хотя, в отличие от США, значительная часть средств у нас все-таки тратится по делу — на освоение Арктики, атомную энергетику, авиа- и судостроение, магистральные газопроводы, расширение производства сжиженного газа, железные дороги... Но прочий бизнес, не связанный с приоритетными отраслями и находящийся ниже определенной размерной планки (к слову сказать, очень высокой), испытывает большие проблемы.

Как говорится, спотовый рынок стальной продукции не дает соврать. В последние месяцы видимый спрос на нем сужается, а платежеспособность многих покупателей ухудшается. Национальных проектов просто не видно. Такое впечатление, что даже те деньги, которые были на них израсходованы, не только не дошли до реальных исполнителей, но и не трансформировались в элитное потребление, какие-либо «сторонние» проекты или что-то иное. Они просто оказались выключенными из экономики.

Вообще, национальные проекты оказались крайне дорогостоящим, но четким индикатором зон наибольшего неблагополучия в российской экономике. Похоже, в ней создался труднопроницаемый барьер между верхними эшелонами, где занимаются вопросами большой стратегии, и реальным сектором, где сосредоточены компетенции, производственные и организационные ресурсы, где могут что-то действительно сделать. Сейчас именно этот сектор больше всего страдает от сужающегося спроса и усиливающегося налогового и административного давления, а средства, выделяемые в рамках государственных проектов, в значительной степени теряются, распределяются между «приближенными», но не способными выполнить задачу, и в итоге исчезают, как река Зеравшан в пустыне Каракумы. Хотя реку — ту хотя бы на орошение разбирают, а деньги как в какую-то дыру уходят!

Написанием новых законов и программ — сколь угодно толковых — эту проблему не решить. Теперь власти, похоже, готовы применить сильнодействующее средство, от которого раньше сторонились, как черт от ладана. Глава Центробанка РФ Эльвира Набиуллина заявила о возможности «решительного снижения» процентной ставки.

Конечно, здесь можно сказать, что лучше поздно, чем никогда. Удешевление кредитов действительно должно оказать благоприятное воздействие на российскую экономику. Но все же, представляется, что основные препятствия для роста находятся в других звеньях. Чтобы его запустить, необходимо, прежде всего, прочистить финансовые потоки, идущие от государственного бюджета в реальный сектор, а также снизить «план» для налоговой, чтобы хоть немного уменьшила свою ретивость.

Насколько это реально — другой вопрос. Впрочем, опыт последних лет показывает, что есть более быстрые решения. Наилучший эффект у нас приносили крупные проекты с участием государства или ведущих частных корпораций, где управление происходило в ручном режиме, а достижение нужного результата было крайне важно с политической точки зрения. Поэтому — ждем начала строительства моста на Сахалин, высокоскоростной железнодорожной магистрали от Москвы до Петербурга и «АрктикСПГ» в дополнение к «Ямалу»! Вот там можно быть уверенным, что выделенные деньги будут потрачены с пользой для экономики.

Другие материалы о российском и мировом рынке стали читайте в разделе «Аналитика».

Кроме того, ознакомиться с тенденциями развития российской и мировой металлургической отрасли, обсудить актуальные вопросы и встретиться с интересными людьми можно будет на конференции "Российский рынок металлов" (Москва, 11 ноября).

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 609

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter