Одна заграница нам мешает, другая нам поможет. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (25 июня — 2 июля 2017 г.)

Одна заграница нам мешает, другая нам поможет. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (25 июня — 2 июля 2017 г.)
Первое полугодие завершилось на российском рынке стали без каких-либо больших потрясений. Ситуация в отечественной экономике мало-помалу продолжает выправляться, видимый спрос на стальную продукцию постепенно увеличивается. Благодаря этому потихоньку растут цены на арматуру, а в секторе листового проката появился какой-то свет в конце туннеля. По крайней мере, меткомбинаты ставят вопрос о фактическом повышении по июльским контрактам.

При этом в качестве одного из основных аргументов в пользу стабилизации и роста цен на стальную продукцию в России приводится улучшение обстановки на мировом рынке. Действительно, отечественные компании не без оснований рассчитывают на увеличение экспортных котировок на листовой прокат в июле, а подорожание металлолома и арматуры в Турции должно потянуть за собой вверх и российскую заготовку.

Таким образом, Китай и Турция, получается, снова помогают российским производителям, естественно, преследуя свои интересы. В Турции после крайне невыразительного начала года, когда видимое потребление стали в стране сокращалось по сравнению с прошлогодним графиком, происходит подъем в строительной отрасли благодаря запуску новых проектов в сферах туризма, инфраструктуры, промышленности. А основой для него, похоже, стало укрепление политической стабильности. После того как президент Реджеп Эрдоган выиграл референдум, значительно укрепивший его власть в стране, и стал полноценно сотрудничать с Россией, Ираном и Сирией, и в национальной экономике как-то дела пошли на лад.

Новости по теме
13 ноября 2017 г. Лучшие получили награды

Китай же, можно сказать, демонстрирует очередное экономическое чудо. Предполагалось, что летом активность на местном рынке стали пойдет на спад из-за негативных изменений в секторе жилищного строительства. Китайские власти опять начали закручивать гайки, препятствуя спекулянтам недвижимостью взвинчивать цены. Однако проблема в том, что на них сейчас приходится значительная часть платежеспособного спроса на жилье, так как приобретение квартир, особенно, в крупных городах на побережье, стало непосильным для большей части населения страны.

По логике, потребление стальной продукции в Китае сейчас должно снижаться. Помимо жилищного строительства, неблагоприятные показатели показывает автомобилестроение после отмены в апреле налоговых льгот на покупку малолитражек. Наконец, власти пытаются сдерживать кредитование промышленных и строительных компаний, чтобы не накапливалась проблемная задолженность.

Но несмотря на все эти негативные факторы прибыль китайских компаний растет, расширяются инвестиции частного сектора в основной капитал, а цены на стальную продукцию в стране идут вверх. Только за последнюю неделю арматура на Шанхайской товарной бирже подорожала на 8%, а стоимость импортной железной руды, по оценкам Metal Bulletin, возросла более чем на 14% и достигла наивысшего значения более чем за три месяца. Китайские металлурги, выстраивая экспортные котировки по внутреннему паритету, уже предлагают горячекатаные рулоны на $15-20 за т дороже, чем их российские коллеги (если сравнивать цены FOB), а для заготовки разница достигла $40 за т.

Подъем в Китае можно объяснить двумя основными причинами. Во-первых, закрытие мелких заводов, выплавлявших дешевую низкокачественную сталь, расчистило рынок и позволило более крупным и современным заводам нарастить продажи. А во-вторых, правительство страны реально занимается стимулированием экономического роста, в частности, посредством реализации крупных инфраструктурных проектов и путем поддержки высокотехнологичных отраслей.

Кстати, именно такого подхода ждут от отечественных властей и российские граждане. Во всяком случае, так пишут «Ведомости», ссылаясь на опросы, проведенные в Институте социальной политики НИУ ВШЭ и Институте социологии РАН. По данным этих опросов, больше половины респондентов поддержали модель экономики с сильным государственным планированием и только 26% высказались в пользу преимущественно рыночных отношений. Причем по сравнению с аналогичными опросами пятилетней давности доля «рыночников» уменьшилась на 6 процентных пунктов, т. е. почти на 19%, а «планировщиков» - превысила 50%.

Авторы исследования при этом считают, что люди голосуют против рыночной модели, потому что снижающийся уровень благосостояния заставляет их со все большей ностальгией вспоминать о советском прошлом. Пожалуй, с этим трудно в полной мере согласиться. Советской власти в России нет уже больше четверти века, и не следует уподобляться некоему клоуну, исполняющему в одном месте должность президента, склонному обвинять «проклятое советское прошлое» во всех грехах вплоть до предельной коррумпированности местной верхушки.

По-видимому, голосование в пользу планирования в значительной мере вызвано растущим разочарованием в современной российской рыночной экономике. Безусловно, в нашей стране есть много эффективных частных компаний, показывающих примеры успешного развития. Так, например, в рейтинге самых конкурентоспособных металлургических компаний мира, составленном World Steel Dynamics, второе место заняла российская группа «Северсталь», уступившая многолетнему лидеру — корейской Posco, а на четвертое поднялась группа НЛМК. Однако многие представители отечественного бизнеса все еще сохраняют разбойничью психологию 90-х с полным пренебрежением стратегией во имя сиюминутного хапка.

Еще одна проблема заключается в том, что российское правительство, предпочитающее действовать, в основном, рыночными методами, пока не в состоянии решить давно назревшие в стране насущные задачи или, вернее, решает их, но весьма медленно. Это относится и к обеспечению экономического роста в целом, и к поддержке обрабатывающих отраслей промышленности, и к борьбе с коррупцией, и к повышению доходов населения. Все это накладывается на сохраняющиеся очевидные недостатки в информационной политике, здравоохранении, образовании, на растущее расслоение общества.

Государственные корпорации способны решать весьма масштабные задачи. Это и «Газпром» с его «потоками», и «Росатом», и ОАК с новым самолетом МС-21, даже многократно обруганная «Роснефть», планирующая строительство двух крупных нефтехимических комплексов в Поволжье и Восточной Сибири. На уровне отдельных проектов — Керченского моста, «Ямал-СПГ», «ЗапСибНефтехима» обеспечивается успешное сотрудничество государства и крупных частных компаний. Но массовых масштабов эта тенденция пока не принимает.

Скорее, результаты опросов Института социальной политики НИУ ВШЭ и Института социологии РАН следует воспринимать как «общественный заказ» на качественное государственное управление. Достижение 2% роста ВВП к началу осени, как считает министр экономического развития Максим Орешкин, - это, может, неплохо по сравнению с двумя предыдущими годами, но еще слишком мало, чтобы хотя бы вернуться на докризисный уровень.

Хотя, с другой стороны, экономические чудеса сами по себе не происходят. Тот же Китай может вкладывать сотни миллиардов долларов в строительство высокоскоростных железнодорожных магистралей, уникальных мостов и целых городов, потому что зарабатывает эти средства за счет резко положительного внешнеторгового баланса. А он возник, прежде всего, благодаря тому, что западные страны некогда открыли свои рынки для китайского ширпотреба и пока не собираются их закрывать, ограничивая импорт только отдельных товарных групп — стальной и алюминиевой продукции, солнечных панелей, некоторой химии. Точно так же, опираясь на экспорт в США и Европу, поднялись в свое время Япония, Южная Корея, Турция...

Нам таких подарков никто не даст. И расширение внешних поставок отечественной машиностроительной продукции, к которому призывал президент на расширенном заседании бюро Союза машиностроителей России и ассоциации «Лига содействия оборонным предприятиям», представляет собой исключительно сложную задачу, которую можно успешно решить только при действенной поддержке государства. Пора, наконец, привыкнуть к той мысли, что западные страны предоставляют своим промышленникам столько преференций, сколько никакому Китаю не снилось! А все обвинения в адрес китайцев, якобы забивающих мировые рынки своей «субсидируемой» продукцией, - это обычное западное лицемерие, помноженное на двойные стандарты.

Совершенно откровенно действуют в этом плане США, где, похоже, подходит к концу расследование, которое должно показать, насколько опасным для интересов национальной безопасности является импорт продукции из стали и алюминия. Практически никто не сомневается в том, что по его итогам американцы начнут отгораживаться от иностранных поставщиков пошлинами и квотами, а их примеру с готовностью последует Европейский Союз. Вопрос остается лишь в том, когда об этом будет объявлено во всеуслышание.

Те же самые цели поддержки национальных производителей преследует и недавняя инициатива американского президента Дональда Трампа о превращении США в «энергетическую сверхдержаву». Основная ирония здесь заключается в том, что американцы на самом деле мало что могут предложить мировому рынку. Американский нефтяной экспорт представлен, в основном, сланцевой легкой нефтью и конденсатом, которые относительно слабо востребованы в нефтеперерабатывающей отрасли (отчего и в США этой продукции избыток).

А превращению США в ведущего экспортера сланцевого газа мешает относительная дороговизна этого ресурса. Дело в том, что на сжижение-разжижения и транспортировку СПГ необходимо потратить достаточно серьезные средства. В пересчете на тысячу кубов это будет почти столько же, сколько сейчас стоит газ на европейском спотовом рынке. Именно по этой причине европейские СПГ-терминалы работают в последние годы менее чем на 25% мощности, а большая часть закупок сжиженного газа в прошлом году пришлась на страны, испытывающие дефицит трубопроводного газа, - Великобританию, Испанию, Италию. «Газпром» же в первом полугодии нарастил экспорт газа в страны дальнего зарубежья на 12,4% по сравнению с тем же периодом прошлого года.

По этой причине американцам для продвижения своего газа на внешние рынки приходится задействовать политические рычаги — санкции против России, направленные против «Северного потока-2» и недавний наезд на Катар, который является крупнейшим экспортером СПГ. И, пожалуй, следует ожидать, что этот протекционизм с политическим уклоном будет только усиливаться.

В этой обстановке нам остается только усерднее развивать внутренний рынок, не бояться реально поддерживать промышленность и строительство и крепить связи с дружественными и нейтральными странами, поскольку расширение экспорта — это действительно весьма действенное средство для стимулирования собственной экономики. Если кому-то мы мешаем самим фактом своего существования, то другие нам помогут!

Другие материалы по российскому и мировому рынку стали и металлургического сырья читайте в разделе Аналитика.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 443

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter