Точки опоры. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (8-15 мая 2016 г.)

Точки опоры. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (8-15 мая 2016 г.)
Подъем цен на стальную продукцию на мировом рынке в марте-апреле текущего года, как известно, начался в Китае. Теперь пришло время проверить, что произойдет в других регионах, если в КНР котировки на прокат рухнут вниз. После прохождения пика в конце апреля стоимость китайской стальной продукции упала на $70-80 за т. Последствия этого уже ощущают на себе российские экспортеры заготовки и горячекатаного проката, вынужденные пойти на уступки покупателям. Однако чего теперь ждать дальше? По какому пути пойдет отечественный рынок, где внутренние цены пока немного отстают от экспортных, но вскоре, очевидно, станут превосходить их?

После праздников на российском спотовом рынке продолжила расти арматура. Некоторые трейдеры в Москве, согласно прайс-листам, предлагали материал А500С размером 12 мм по 45 тыс. руб. за т с НДС и даже дороже, а средний уровень приблизился к 44 тыс. руб. за т — примерно на 90% выше, чем в начале марта, всего два с половиной месяца тому назад.

При этом, логика продавцов, что говорится, железная: продажи не прекратились несмотря на рекордно высокие (в рублях) цены. Строительная отрасль нарастила обороты, прокат востребован, так что потребителям приходится платить столько, сколько от них потребуют. Даже падение видимого спроса из-за дороговизны сейчас не так важно. При марже, достигающей 7-8 тыс. руб. за т, и с полупустыми складами многим дистрибьюторам выгодно придерживать товар. Пусть купят немного, но зато каждая сделка будет приносить ощутимую прибыль.

Новости по теме

На рынке наблюдается дефицит предложения, который быстро покрыть не получится. Импорт в апреле и первой половине мая был практически нулевым. Соседям выгоднее продавать арматуру в «дальнее зарубежье». Российские предприятия обеспечены на несколько недель вперед экспортными заказами, причем, не только на заготовку, но и на готовый прокат, экспорт которого (преимущественно, в Египет и европейские страны) в апреле приблизился к максимальным показателям первого квартала 2015 года. Российские прокатные заводы продолжают простаивать, так как не могут конкурировать с иностранными покупателями за отечественные полуфабрикаты. Очевидно, ситуация принципиально не изменится и в июне.

Правда, потребители всеми силами стараются отсрочить закупки, надеясь, что в следующем месяце цены, наконец-то, покатятся вниз. Ряд металлургических компаний попытались противостоять этой тенденции, анонсировав очередное подорожание в июне. Повышение планировалось в секторах листового проката и, соответственно, труб. Но теперь из-под него выбивается главное основание — высокий уровень экспортных котировок благодаря подъему на мировом рынке. В конце первой половины мая, когда китайцы обрушили цены, началось удешевление стальной продукции в Азии и на Ближнем Востоке. Евросоюз и США пока держатся — во многом, за счет ограничения импорта, но очевидно, что надолго их не хватит.

Новости по теме

Основные вопросы сейчас заключаются в том, как быстро будут опускаться цены, и на каком уровне они в итоге снова стабилизируются. Ответы на них следует искать в Китае.

По большому счету, особой катастрофы там пока не произошло. Экспортные котировки на горячекатаный прокат к концу прошедшей недели не опустились ниже $400 за т FOB. Заготовка за считанные дни обвалилась до около $300-310 за т FOB, но потом отскочила. Китайские металлургические компании пытаются зафиксировать цены и прекратить скачки. Все равно, стоимость стальной продукции сейчас на 25-35% выше, чем в начале марта.

Местные специалисты во всеуслышание объявляют, что апрельский взлет произошел по вине спекулянтов, которым хорошенько дали по рукам. По их словам, в ближайшее время колебания должны прекратиться, так что котировки на прокат станут отражать реальное соотношение спроса и предложения... А кстати, какое оно?

В Китае дела обстоят... по-разному. С одной стороны, существенных изменений к лучшему в национальной промышленности не произошло. Объем китайского экспорта продолжает снижаться, количество заказов для предприятий — тоже. Производство стали, между тем, возросло благодаря возвращению в строй предприятий, остановленных в прошлом из-за убыточности. Правда, по данным китайской металлургической ассоциации CISA, среднедневная выплавка стали в конце апреля — начале мая еще не дотягивала до рекордов 2014 года, но есть основания полагать, что основной рост как раз придется на вторую половину мая — июнь. А это уже прямой риск появления значительного избытка предложения на местном рынке и активизации агрессивных экспортных операций.

Однако, с другой стороны, поступает достаточно данных о том, что китайская строительная отрасль — крупнейший потребитель стали в стране — таки ощутимо наращивает обороты. Кроме того, правительство страны объявило, что в течение ближайших трех лет направит около $720 млрд. на инфраструктурные проекты и еще $240 млрд. - на развитие промышленности. Весьма вероятно, что именно эти заявления помогли прекратить панику на китайском рынке стали и остановили обвал, прежде всего, в секторе сортового проката. Если китайцам действительно удастся оперативно запустить новые проекты, национальный рынок стали летом может и в самом деле стабилизироваться, а дешевая китайская продукция перестанет быть угрозой для мирового рынка и российских экспортеров в частности.

Новости по теме

Положение дел в Китае исключительно важно для нашей страны еще и потому, что показывает один из возможных путей решения актуальнейшей для нас проблемы — ускорения экономического роста. В конце мая вопрос о том, как добиться 4%-ного увеличения российского ВВП в среднесрочной перспективе, будет обсуждаться на заседании президиума экономического совета — де-факто, главного экономического штаба государства. Как сообщил помощник президента Андрей Белоусов, основная задача данного высокого собрания — найти источники этого роста.

Подъем этой темы в таком ракурсе свидетельствует, прежде всего, о том, что прежняя экономическая стратегия правительства — дождаться повышения мировых цен на нефть — окончательно сдана в утиль. И верно: надеяться на возвращение к «тучным» временам в обозримом будущем не приходится. Биржевые котировки на «брент» добрались до более $45 за баррель. Может, в скором будущем успешно штурмуют пятидесятидолларовую высоту, но рассчитывать на большее пока не стоит. Всяческих слабостей на сегодняшнем мировом рынке нефти более чем достаточно.

Во-первых, это недостаточный спрос. Китай в последние месяцы вышел на достаточно приемлемые темпы роста, но все большее неблагополучие демонстрирует другой столп мировой экономики — США. Обороты грузовых перевозок там снижаются от месяца к месяцу, сокращаются объемы промышленного производства и доходы граждан, растут долги корпораций и ухудшаются их финансовые результаты. Конечно, как минимум, до президентских выборов в ноябре весь сор там будут старательно заметать под ковер, но реальных экономических проблем это не отменяет.

Во-вторых, несмотря на падение добычи нефти в тех же США на мировом рынке сохраняется избыток предложения. Иран восстанавливает «досанкционные» объемы производства и уже успел нарастить экспорт почти на 1 млн. баррелей в день по сравнению с концом прошлого года. «Неясной угрозой» остается Саудовская Аравия, где только что был отправлен в отставку 81-летний патриарх национальной нефтяной промышленности Аль аль-Наими, а его сменщик, тесно связанный с молодыми да резвыми «наследниками престола», уже заявил о возможности дальнейшего расширения добычи нефти на 0,5-1,3 млн. баррелей в день в течение года.

В-третьих, росту цен на нефть еще долго будут препятствовать избыточные запасы, накопленные в развитых странах в 2014-2015 годах. Только в США резервы превышают 530 млн. баррелей, тогда как нормальный средний уровень составляет порядка 320-330 млн. Согласно оценкам экспертов, процесс расходования этих запасов займет при самых благоприятных условиях больше года.

Наконец, в-четвертых, не устранена угроза со стороны американской сланцевой нефти. В последние месяцы добыча ее падает, но стоит ценам укрепиться в интервале $50-60 за баррель, и она снова пойдет в рост, а с таким трудом достигнутое равновесие на мировом рынке будет снова нарушено. Поэтому нужно продержать нефтяные котировки на низком уровне, как минимум, пару лет, чтобы по сланцевой отрасли прошелся вал банкротств, чтобы из-за длительного недоинвестирования произошла деградация инфраструктуры, чтобы банки, понеся реальные потери от невозврата кредитов и дефолтов по ценным бумагам сланцевиков, окончательно вышли из этого бизнеса.

Собственно, новейший прогноз Министерства экономического развития России до 2019 года как раз и исходит из долгосрочной средней мировой цены на нефть на уровне $40 за баррель. В связи с этим нахождение новых источников роста взамен нефтегазового экспорта становится абсолютной необходимостью.

Новости по теме

Проблема здесь в том, что еще сильнее сокращать бюджетные расходы нельзя — дальнейшая просадка потребительского рынка и инвестиционного спроса со стороны государства может окончательно обрушить экономику. Постоянно сводить бюджет с дефицитом в несколько процентов от ВВП тоже нельзя — любые резервы имеют свойство кончаться, а дальше — смотри пункт первый. Увеличивать доходную часть бюджета за счет налогов опять нельзя — во-первых, более высокие ставки будут еще сильнее угнетать бизнес, а, во-вторых, повышение ставок может привести к падению собираемости, и смотри снова пункт первый.

Единственный выход из этого положения — ускорить экономический рост, что даст увеличение поступлений в бюджет за счет расширения налогооблагаемой базы. По подсчетам Андрея Белоусова, подъем ВВП на 4% обеспечит расширение государственных доходов на 300-400 млрд. руб. Конечно, это и близко не покроет дефицит, размер которого в текущем году оценивается в 2,2 трлн. руб., но нагрузку на резервные фонды снизит.

Но за счет чего можно добиться такого ускорения? Министерство экономического развития предложило раскритикованный, но в принципе достаточно разумный план — в ближайшие год-два поджаться по социалке, но направить сэкономленные таким образом средства в приоритетные проекты. Правда, опыт 2015 года показал, что государственные структуры отличаются медлительностью и неповоротливостью, из-за чего реальное выделение финансирования всегда происходило со значительными задержками, но... должны же они, в конце концов, научиться!

Кроме того, поднимать российскую экономику все равно планируется, в первую очередь, за счет капиталовложений корпораций. По прогнозу Минэкономразвития, в 2016 году инвестиции в основной капитал снизятся на 3,1% по сравнению с прошлым годом, но с 2017 года должен начаться небыстрый, но уверенный рост. Как стимулировать этот процесс? Еще прошлым летом было предложено восстановить инвестиционные налоговые льготы. Тогда против них выступил Минфин, но теперь к этому вопросу могут вернуться. Безусловно, для улучшения делового климата в стране необходимы стабильный рубль, низкие процентные ставки, возможность недорогого долгосрочного рефинансирования корпоративных кредитов, снижение административно-коррупционного давления на бизнес, защита производителей от «естественных» и «неестественных» монополий (например, крупных торговых сетей; кстати, в этом направлении начались подвижки).

В Минэкономразвития говорят еще и о снижении расходов на оплату труда в коммерческом секторе, чтобы у компаний стало больше денег на инвестиции, но это шаг в высшей степени неоднозначный. Вообще, данный вопрос имеет принципиальный характер, а ответ на него определяет выбор основного направления развития национальной промышленности.

Любой бизнес-проект направлен, прежде всего, на увеличение доходов и прибылей, а чтобы их получить, необходим платежеспособный спрос. Можно искать его за границей, выстраивая экспортоориентированную экономику. Так поступили в свое время Южная Корея, Китай, Турция, Польша. На ранних этапах данная стратегия подразумевает наличие достаточно квалифицированной, но дешевой рабочей силы, что позволяет снижать затраты и обеспечивать конкурентоспособность на международном уровне. Де-факто такую ситуацию мы имеем сейчас благодаря низкому курсу рубля. Даже китайцам сейчас становится выгоднее строить предприятия в России.

Но здесь есть, как минимум, две очень серьезные проблемы. Во-первых, российская экономика с начала прошлого десятилетия строилась как импортоориентированная, нацеленная на удовлетворение внутреннего спроса. Сужение потребительского рынка вследствие падения уровня доходов населения стало, пожалуй, главной причиной экономического спада, поразившего Россию в прошлом году. Дальнейшее снижение стоимости рабочей силы, якобы, с целью повышения конкурентоспособности российского экспортного бизнеса, просто вернет страну в 90-е годы, что чревато окончательным падением экономики и резким нарастанием социальной напряженности.

Во-вторых, экспортная стратегия требует ответа на актуальные вопросы: что продавать и кому. Сырьевые товары больше не предлагать! В условиях длительного кризиса в мировой экономике и сужения потребительского и инвестиционного спроса в западных странах на существенное расширение несырьевого экспорта, получается, вообще не стоит рассчитывать!

Ведь что сейчас пользуется спросом? Безусловно, продовольствие, но сельское хозяйство не может быть основой современной экономики. Украина, Кот д'Ивуар и Колумбия — это ведь аграрные сверхдержавы, не так ли? Всегда в цене будет высокотехнологическое промышленное оборудование, помогающее его пользователям сокращать собственные затраты и повышать качество своей продукции. Здесь можно подумать о завоевании рынков развивающихся стран, которым нужно качественно, но недорого. Однако Россия здесь сама является импортером. Конечно, можно и нужно думать не только об импортозамещении, но и о выходе на мировой рынок машиностроительной продукции, но в четыре года и даже в четырнадцать эту задачу не решить. Есть еще и традиционные статьи российского экспорта — оружие, атомные станции, космические услуги. К ним можно будет добавить, например, самолеты или продукцию энергетического машиностроения, но для развития этих отраслей дешевая рабочая сила не только не нужна, но и противопоказана.

Поэтому получается, что источниками экономического роста в России могут стать только расширение потребительского рынка, рост доходов населения, увеличение его покупательской способности. А для этого, в свою очередь, надо наращивать производство высокотехнологической продукции с высокой добавленной стоимостью, предназначенной, прежде всего, для импортозамещения, а затем — уже и для выхода на мировые рынки. И решать такие задачи придется, похоже, в режиме «ручного» управления, с тщательным выбором проектов, с налаживанием эффективного частно-государственного партнерства.

Кстати, пример Китая показывает, что очень эффективным источником роста могут стать также вложения в инфраструктуру. Они, конечно, имеют очень большой срок окупаемости, а часто оказывают лишь непрямое положительное воздействие на экономику (зато весьма солидное), но зато обеспечивают существенное увеличение спроса на стальную продукцию, строительную и дорожную технику, транспортные средства. И если денег на такие проекты не хватает у государства, к их реализации можно привлечь частные компании, например, в рамках тех же инвестиционных льгот.

Так или иначе, вторая половина мая, похоже, станет непростым, но интересным временем. Подъем цен на прокат, вызванный разгулом спекуляций в Китае, сошел на нет. Теперь всем нужно искать и находить реальные точки опоры.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 751

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter