Немного поводов для оптимизма. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (30 августа — 6 сентября 2015 г.)

Немного поводов для оптимизма. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (30 августа — 6 сентября 2015 г.)
Прошедшая неделя оставила двойственное впечатление. С одной стороны, ничего ни в российской, ни в мировой экономике не изменилось. Рубль продолжает совершать резкие скачки, сохраняя сомнительный статус самой волатильной валюты из всех валют развитых и новых рыночных стран. Летний подъем на отечественном рынке стали, вызванный ростом активности в строительном секторе, похоже, сменяется новым спадом. Промышленное производство в июле, по данным Министерства экономического развития, возросло на 2,3% по сравнению с июнем, но сократилось на 4,7% по сравнению с июлем 2014 года. Годовой прогноз пересмотрен в сторону понижения: от -2,5 до -3,0%. ВВП по итогам первых семи месяцев, между тем, уменьшился на 3,6%.

Не видно никаких перемен и в экономической политике правительства, на которую, пожалуй, следует возложить существенно большую вину за наш нынешний кризис, чем на западные санкции и падение цен на нефть. Как заявил, в частности, в интервью Bloomberg TV вице-премьер Аркадий Дворкович, России не нужны чрезмерные колебания национальной валюты, но ни правительство, ни Центробанк не собираются чрезмерно влиять на валютный рынок и не будут вводить ограничения на движения капитала. При этом, по мнению вице-премьера, слабый рубль, с одной стороны, привел к снижению внутреннего потребления, что плохо, но одновременно повысил конкурентоспособность российских промышленных и сельскохозяйственных производителей.

Натяжки в этом заявлении, как говорится, видны невооруженным глазом. Да, слабый рубль теоретически способен принести российским компаниям определенные преимущества на внутреннем и экспортном рынках. Но, во-первых, эти преимущества перекрываются недостатками, вызванными подорожанием импортного оборудования и комплектующих, а также валютных долговых обязательств, а, во-вторых, ими еще нужно суметь воспользоваться.

Импортозамещение в России буксует из-за дефицита инвестиций, но в нынешних условиях деньги и не могут поступать в реальный сектор экономики в требуемых объемах. Бизнесу нужен не просто относительно слабый рубль, но стабильный слабый рубль, не совершающий непредсказуемых прыжков. Российским компаниям также необходимы финансовые ресурсы, причем, по приемлемой цене, тогда как процентные ставки в отечественной банковской системе раздуты до небес из-за инфляции, вызванной, главным образом, постоянным снижением курса национальной валюты.

И что это за «свобода движения капитала», в жертву которой приносятся интересы российских производителей и потребителей, т. е. населения страны и реального сектора экономики?! Это режим наибольшего благоприятствования для «горячих» спекулятивных денег, которые кочуют по международному финансовому рынку, легко приходя и еще легче покидая страну, если их не устраивает размер прибыли. Ни на промышленность, ни на строительство, ни на сельское хозяйство они не оказывают никакого положительного влияния — одно отрицательное, если турбулетности этих виртуальных денежных потоков начинают вызывать колебания в национальной финансовой системе.

Между тем, у нас на глазах есть пример крупного промышленно развитого государства, которое пока достаточно успешно решает все эти проблемы. Речь, естественно, идет о Китае. Там, конечно, хватает своих трудностей и они, между прочим, более сложные, чем наши российские. Кризис в отечественной экономике в значительной мере вызван ошибками во внутренней политике, и может быть значительно смягчен посредством изменения экономического курса. Падение цен на нефть и другие сырьевые товары очень неприятно для бюджета, но не смертельно для экономики, имеющей мощный резерв в виде импортозамещения. Китай же четверть века развивался, в основном, благодаря стремительному расширению товарного экспорта в страны Запада, и прекращение этого роста стало для страны сильнейшим шоком, которому пока сложно что-то противопоставить.

Однако при всем при этом интересы реального сектора имеют для китайского правительства безусловный приоритет. Там постепенно сдувают пузырь на фондовых биржах, заодно приостановив или ограничив торги акциями сотен госкомпаний, а при необходимости китайские власти спокойно и эффективно вмешиваются в работу финансового и валютного рынков. Так, с 15 октября будут повышены требования для валютных трейдеров, что сделает менее выгодной игру против юаня. Приняты меры усиления контроля за валютными операциями, что должно перекрыть ряд каналов по вывозу капитала из страны.

И все эти ограничительные меры не мешают китайскому юаню постепенно увеличивать свою долю в международной торговле и мало-помалу превращаться в полноценную резервную валюту. В то время как представители российского правительства вынуждены признавать, что именно волатильность рубля больше всего мешает его использованию во внешней торговле, в частности, с тем же Китаем.

Увы, все эти проблемы остаются в силе и, очевидно, нам с ними еще жить. Однако на прошлой неделе появились и некоторые обнадеживающие признаки. Возможно, в российском правительстве все-таки осознали, что удешевление нефти и нарастающая нестабильность в мировой экономике не дадут России «естественным путем» выйти из спада. Как отметил заместитель министра финансов Алексей Моисеев, российская экономика в 2016 году может начать восстановление, а рубль — укрепление, но для этого все же надо приложить определенные усилия. И они таки прилагаются.

Во-первых, определенные надежды теперь могут быть связаны с итогами визита президента в Китай на торжества, посвященные 70-летней годовщине окончания Второй Мировой войны, и Восточного экономического форума во Владивостоке. Там был подписан ряд важных экономических соглашений и анонсированы крупные проекты. Одна только «Роснефть», по словам Владимира Путина, готова вложить на Дальнем Востоке 1,3 трлн. руб. вместе с партнерами, а глава компании Игорь Сечин сообщил о $30 млрд. возможных инвестиций в рамках сотрудничества с Китаем.

Было подписано акционерное соглашение по газопроводу «Северный поток-2», заявлено о намерении потратить на модернизацию и расширение БАМа и Транссиба около 500 млрд. руб. до 2017 года, а также о совместной реализации крупных инфраструктурных проектов в рамках китайской концепции Великого шелкового пути. Наконец, Россия может рассчитывать на содействие со стороны Нового банка развития в рамках БРИКС и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. Каждая из этих структур располагает объявленным капиталом в размере $100 млрд.

Во-вторых в конце августа — начале сентября было анонсировано несколько инициатив, реализация которых может оказать поддержку реальному сектору экономики. Так, в правительстве создана подкомиссия, которая займется импортозамещением в гражданских отраслях, а ее глава Аркадий Дворкович назвал импортозамещение основным драйвером роста российской экономики в будущем. Конечно, многого от этих административных телодвижений ожидать не стоит, но, как говорится, улита едет, когда-то будет: рано или поздно количество слов все-таки может перейти в новое деловое качество. Тем более, что инвестиции в российскую экономику все-таки поступают, и новые проекты продвигаются.

Со своей стороны, ВЭБ сообщил о расширении поддержки несырьевого экспорта. По словам его главы Владимира Дмитриева, в настоящее время банком рассматриваются кредиты на общую сумму 550 млрд. руб. Агентство по ипотечному жилищному кредитованию 1 сентября оповестило о снижении ставок. Теперь их минимальный уровень на первичном рынке составит 9,9% против 10,3% в июле-августе. Сама по себе эта мера, безусловно, не сильно поможет рынку ипотечного кредитования, где по итогам января-июля отмечен спад на 40%, но какой-то эффект она даст. В конце концов, из таких незначительных локальных изменений, если их будет достаточно много, как раз и может появиться эффективная антикризисная политика.

По крайней мере, российская экономика сейчас находится в некоем неустойчивом равновесии, значит, ее можно толкнуть на новый путь. Многие компании проводят выжидательную политику, что отражается, в частности, на состоянии российского рынка стали. На спотовом рынке в конце августа — начале сентября в основном стабилизировались цены на арматуру, а производители, задним числом понизив цены по августовским контрактам, объявили небольшое повышение на следующий месяц. В сухом остатке получилось незначительное понижение по сравнению с котировками первой половины августа.

В то же время, в секторе непокрытого листового проката отечественные металлурги подняли сентябрьские цены примерно на 3% или на 800-1000 руб. по сравнению с августовскими. Однако пока что это подорожание не принято рынком. Стоимость горяче- и холоднокатаных рулонов на складах дистрибьюторов, как правило, так и не претерпела изменений с началом нового месяца. Да и большинство трубных заводов отказались от подорожания своей продукции. Как отмечают трейдеры, видимый спрос сократился после валютных скачков конца августа, поэтому рассчитывать на рост цен пока не приходится. К аналогичному выводу пришли и поставщики листового проката с покрытиями, стоимость которого в начале сентября практически не изменилась ни на первичном, ни на вторичном рынке.

На мировом рынке проката все еще продолжается спад. Китайские металлургические компании взяли паузу на время праздников, но перед ней ситуация развивалась не лучшим для них образом. Стальная продукция снова не смогла возобновить рост на внутреннем рынке и опять подешевела за рубежом. Котировки на китайские горячекатаные рулоны опустились ниже $300 за т CFR при поставках во Вьетнам, на этом же уровне оказалась и китайская заготовка для турецких покупателей. Конкуренция со стороны китайцев заставляет экспортеров из СНГ идти на новые уступки. В течение первой недели сентября стоимость заготовки и горячекатаного проката российского производства вплотную подошла к рубежу $300 за т FOB. И, судя по всему, пересечет его в скором будущем, так как признаков стабилизации на мировом рынке пока не видно.

Что зато видно, так это отчетливое наращивание протекционистских барьеров. Только за последние две недели китайские экспортеры проката отметились в четырех антидемпинговых процессах, начатых либо завершенных в Турции, Малайзии, Бразилии и Мексике. А на позиции уже выходит «тяжелая артиллерия» в лице США и ЕС, где могут быть начаты новые расследования по толстолистовой стали. Здесь могут быть напрямую затронуты интересы российских компаний.

И все-таки, попробуем для контраста побыть немножко оптимистами. Вода, как известно, и камень точит. Может быть, и в нашей мрачной экономической обстановке когда-нибудь появятся долгожданные изменения к лучшему.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 329

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter