Прежде всего, экономика. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (15-22 апреля 2018 г.)

Прежде всего, экономика. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (15-22 апреля 2018 г.)
Помнится, в начале этого года и российские, и зарубежные специалисты выступали с оптимистичными прогнозами о высоких темпах роста отечественной и глобальной экономики. Увы, эти прогнозы не оправдываются. Мировой рынок стали перешел к спаду, и пока не видно, за счет чего эта тенденция может снова измениться на противоположную. С большими проблемами сталкивается и Россия. Экономического роста в ней решительно не ощущается. И хотя есть немалый соблазн объяснить эту трудности американскими санкциями, по большей части они, пожалуй, имеют внутренние причины.

Пока полностью не определилась ситуация с американскими стальными тарифами, мировой рынок стали находится в неопределенном, промежуточном состоянии. В отличие, кстати, от алюминия, где санкции против «Русала» вызвали взлет цен как на сам металл, так и на сырье для его получения, а также никеля и платиноидов, где для ценового скачка хватило одних только опасений, что США ополчатся еще и на «Норильский никель».

В секторе черной металлургии никакого ажиотажа нет. Наоборот, металлурги по всему миру жалуются на слабый спрос. И дело здесь не только во внешнеторговых проблемах. Рост потребления стальной продукции действительно сильно затормозился, причем везде.

В западных странах несмотря на сверхнизкие процентные ставки все более актуальной становится проблема избыточной задолженности, как государственной, так и корпоративной. Кроме того, продолжающий подниматься фондовый рынок засасывает в себя все больше средств, отнимая их у реальной экономики.

США выглядят лучше остальных благодаря продолжающемуся росту инвестиций в нефтегазодобычу, но и он в последнее время приостанавливается из-за инфраструктурных ограничений. Нефть и газ некуда девать, не хватает ни пропускной способности трубопроводов, ни банально железнодорожных цистерн. Триллионные инвестиции в инфраструктуру, которые с прошлого года обещает президент Дональд Трамп, пока что остаются на бумаге. А так как США остаются крупнейшим потребителем товаров и ресурсов, нарастающие проблемы в их экономике напрямую касаются и крупнейших торговых партнеров. И это даже не учитывая влияние объявленных США торговых войн.

В середине апреля взлет цен на стальную продукцию на американском рынке завершился. Котировки, пройдя через пик, постепенно откатываются назад. То же самое происходит и в европейских странах, хотя региональные металлурги испытывают сейчас минимальную конкуренцию со стороны импорта. Начатое Европейской комиссией защитное расследование, покрывающее практически весь импорт проката и труб, заставило местных трейдеров приостановить закупки за рубежом. Однако, с другой стороны, прошлогодний подъем в промышленности и строительном секторе стран ЕС, похоже, сменился депрессией, и это уменьшает потребность рынка в стальной продукции.

Свои проблемы появились в Турции. Там неожиданно были назначены досрочные парламентские и президентские выборы, которые состоятся 24 июня. Судя по всему, до этого времени деловая активность в стране будет относительно низкой. Это ставит под вопрос возможность повышения экспортных котировок на заготовку и листовой прокат российского производства в обозримом будущем. Цены на отечественную стальную продукцию снижаются на внешних рынках с середины марта и, похоже, будут и дальше терять в стоимости. Учитывая, что с 15 мая в мусульманских странах начнется Рамадан, надежд на скорое восстановление спроса на Ближнем Востоке практически нет.

Китаю грозит сокращение объемов товарного экспорта из-за протекционистских мер. США не только угрожают Пекину пошлинами, но и сколачивают антикитайскую коалицию из своих клиентов и вассалов. Тайвань, выполняя требования США, стартовал антидемпинговые и компенсационные расследования против всего импорта углеродистого и нержавеющего листового проката из КНР. Ужесточать политику в отношении Китая, возможно, будут и европейские страны в обмен на предоставление свободного доступа своей стальной и алюминиевой продукции на американский рынок.

Также в Китае наблюдается сужение объема частных капиталовложений в недвижимость и государственных — в инфраструктуру. Правительство в очередной раз пытается хотя бы в небольшой степени ослабить зависимость национальной экономики от «кредитной иглы». В то же время, статистические данные за март показали весьма значительный рост выплавки стали. Все понимают, что это чревато перепроизводством, так что цены на прокат на китайском рынке снова пошли вниз. Экспортные котировки, правда, пока что относительно стабильны, но потребители настаивают на скидках.

Однако китайцы применяют не только финансовые рычаги для поддержки своей экономики. Так, Народный банк КНР понизил сразу на 1 п.п. уровень резервирования. Это означает, что у китайских коммерческих банков стало больше средств, которые они могут направить на кредитование промышленников и строителей. Одно лишь объявление об этом привело к ощутимому повышению цен на стальную продукцию в стране в конце прошлой недели.

А Национальная комиссия по развитию и реформам (NDRC) заявила о понижении (задним числом, с 1 апреля) тарифов на электроэнергию для промышленных и коммерческих клиентов на 10%, чтобы снизить уровень затрат компаний. Кроме того, правительство сообщило, что будет уменьшать тарифы на электросетевые услуги для крупных потребителей наподобие торговых центров и индустриальных парков. Причем собственники этих центров и парков не имеют права устанавливать собственные доплаты к государственным тарифам на электроэнергию для арендаторов.

Вот этот опыт китайских товарищей по стимулированию собственной экономики заслуживает самого вдумчивого изучения. Тем более, что у России с этим дела обстоят из рук вон плохо. Повышение цен, которое инициировали производители сортового и листового проката и подхватили дистрибьюторские компании, натолкнулось на недостаточный видимый спрос. Весна несмотря на отдельные недостатки вступила в свои права, но весеннего подъема пока и близко не наблюдается. Впрочем, его не было, по большому счету, и в прошлые годы. Так что металлургам, анонсировавшим новое подорожание стальной продукции в мае, не исключено, что в конечном итоге придется передумать.

Конечно, неблагоприятное воздействие на рынок оказывают внешние факторы (санкции, политическая напряженность вокруг России), а также ожидание новых «майских указов» президента, но нынешняя стагнация спроса на металлопродукцию, пожалуй, в наибольшей степени обусловлена другими, более фундаментальными обстоятельствами. О них, в частности, шла речь в Докладе об изменении конкурентоспособности российской экономики в 2017 г., который представил председатель Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, глава Ассоциации «Росспецмаш» Константин Бабкин.

Сам доклад и последовавшее обсуждение показали, что наиболее негативное влияние на состояние реального сектора российской экономики оказывают два фактора.

Во-первых, это денежно-кредитная политика Центробанка РФ. Он слишком медленно снижает ключевую ставку, из-за чего кредиты остаются по-прежнему слишком дорогими для отечественных предприятий. Очистка банковского сектора от слишком слабых и недобросовестных финучреждений идет уже четвертый год, все это время финансовую отрасль лихорадит, а крупнейшие банки, монополизирующие рынок, взвинчивают платежи за финансовые услуги. Поддерживая очень высокую ставку по собственным депозитам, Центробанк вымывает средства из банковской системы, тогда как экономика задыхается из-за нехватки денежной массы. Все это в значительной мере обесценивает реальные достижения ЦБ — низкую инфляцию и относительно стабильный (даже невзирая на санкции) курс рубля.

Впрочем, по поводу инфляции — вопрос спорный. Есть основания полагать, что одним из ее основных источников является фактическая дефляция в обрабатывающей промышленности — снижение либо стабилизация отпускных цен производителей из-за проблем со сбытом. Это особенно неприятно, потому что второй главной бедой российской экономики признается опережающий рост затрат отечественных предприятий, из-за чего у них остается катастрофически мало средств на развитие.

В Докладе Константина Бабкина немало места уделялось более чем 30%-ному увеличению налоговых сборов в прошлом году. Правда, порядка 40% прироста пришлось на НДПИ вследствие повышения цен на нефть, а еще 15-20% стали результатом лучшего сбора налогов и закрытия «серых» схем, особенно, с уплатой НДС, но повышение акцизов и имущественных налогов действительно усилило платежную нагрузку на предприятия. Кроме того, в прошлом году росли тарифы на электроэнергию, воду, автомобильные и железнодорожные перевозки, причем во всех случаях темпы этого роста превышали уровень инфляции.

Проблемы эти действительно крайне серьезные, потому что в российской экономике становится все сложнее зарабатывать — именно зарабатывать, делать деньги на честной работе, приносящей реальную пользу обществу. Прибыли перетекают, с одной стороны, к наиболее крупным банкам и компаниям, зачастую, относящимся к сырьевому сектору, а, с другой, к привилегированной прослойке, паразитирующей на всевозможных госзаказах и тендерах. Раньше все это маскировалось дороговизной нефти и высокими государственными инвестициями, создающими мультипликативный эффект в экономике, а сейчас все вылезло наружу и не дает стране развиваться.

Между тем, возможности для ускорения экономического роста лежат буквально на поверхности — достаточно посмотреть на пример Китая. Да, с электроэнергетикой у нас сложно — реформа «по Чубайсу» нанесла ей огромный ущерб, а отыгрывать назад быстро не получается. Но снижение железнодорожных тарифов, субсидирование региональных авиарейсов, мораторий на подорожание коммунальных услуг, пожалуй, может дать экономике живительный толчок, эффект которого перекроет прямые потери для бюджета.

Также российской экономике категорически необходимы новые инвестиции, основные направления и приоритеты которых должны определяться согласно долгосрочным государственным стратегиям. Чисто рыночная экономика — это миф, об этом мы уже полностью убедились сами, набив достаточно шишек. Будущее — за партнерством между ответственным и честным бизнесом, с одной стороны, и справедливым и знающим, куда двигаться, государством, с другой.

И пусть Россия не Китай, который может себе позволить щедрое разбрасывание дешевых кредитов с заранее заложенным в систему высоким уровнем невозврата, и не Турция, готовая предоставлять госгарантии по займам для малого и среднего бизнеса фактически в автоматическом режиме, но кое-что можно сделать и в наших текущих условиях.

Например, в несколько раз увеличить объемы финансирования через Фонд развития промышленности и Российский экспортный центр, которые уже продемонстрировали высокую эффективность своей работы. Или запустить, наконец, несколько крупных инфраструктурных проектов — железных дорог, мостов и т. д. Тем более, что бюджет в последние месяцы стабильно профицитный, а долларовые валютные резервы можно конвертировать в кредиты российским компаниям, например, для закупки передового оборудования.

В принципе, по некоторым признакам можно сделать вывод, что нечто подобное в российских министерствах, ведомствах и госкомпаниях действительно готовится и перейдет в какую-то более-менее активную стадию в мае-июле текущего года. Хорошо, если так. Потому что времени на фальстарты у российской экономики больше нет.

Другие материалы о российском и мировом рынке стали читайте в разделе «Аналитика».

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 609

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter