Новые реалии российского рынка металлов

  • 23 Декабрь 2014 г. | 15:00-17:00  | конференция завершена

Завершающийся 2014 год принес российским металлургам немало проблем. Падение курса рубля, снижение темпов экономического роста, введенные против России западные санкции, спад на мировом рынке стали и в мировой экономике в целом - все эти неблагоприятные факторы принесли заметное ухудшение и осложнение условий бизнеса.

Однако проблемы и трудности всегда несут в себе и новые возможности. Так, дешевый рубль и вызванное им падение внутренних цен в долларовом эквиваленте дали российским производителям проката возможность заместить изрядную долю импорта, объем которого сократился в 2014 году примерно на 25% по сравнению с предыдущим годом. Российским компаниям удалось увеличить долю рынка и в таких секторах как листовая х/к сталь, оцинкованная сталь и прокат с полимерным покрытием.

Итогам уходящего года и перспективам стального рынка в 2015 году, оценкам и прогнозам развития ситуации в производстве и потреблении металлов будет посвящена онлайн-конференция «Новые реалии российского рынка металлов», которая пройдет в редакции журнала «Металлоснабжение и сбыт» 23 декабря с 15 до 17 часов.

На вопросы отвечали:
Коломеец Илья Витальевич ,  директор по маркетингу ОМК (Москва)
Курятов Виктор Юрьевич ,  заместитель директора по маркетингу «Металлокомплект-М» (Москва)
Романов Александр Геннадьевич ,  президент Российского союза поставщиков металлопродукции (РСПМ) (Москва)
Тарнавский Виктор Вадимович ,  руководитель блока аналитики ИИС "Металлоснабжение и сбыт" (Москва)
Видео-запись:

Новые реалии российского рынка металлов

Аудио-запись:

Новые реалии российского рынка металлов

Вопросы и ответы:

1. Всем (прислан 18.12.14):  

Как вы оцениваете итоги года для рынка стальных труб в России? Не слишком ли много на нем работает мелких производителей?

 - Петр Михайлов, Санкт-Петербург

И.Коломеец: 

Добрый день, уважаемые коллеги, участники конференции. Во-первых, хотел бы сказать, что итоги 14-го года мы оцениваем достаточно позитивно. По нашим оценкам, общий объём потребления стальных труб в России превысил 10 миллионов тонн труб. Моя такая оценка: примерно 10,4 миллиона тонн по году мы увидим потребление, то есть рынок рос примерно на 6-6,5%, если смотреть к предыдущему году, то есть в целом, наверное, год был умеренно позитивный для всех трубных компаний.

Что касается второй части вопроса, мы живём в рыночной экономике и, соответственно, как бы спрос определяет предложение (в том числе), поэтому, наверное, нам как большому бизнесу хотелось бы, чтобы уровень концентрации в отрасли был бы повыше, чем сейчас. Но мы, наверное, с уважением относимся ко всем нашим коллегам, которые работают на рынке. Я хочу сказать, что, наверное, уже там будем обсуждать и следующий год, и оценки следующего года. Я думаю, что следующий год может стать такой своеобразной проверкой как бы на прочность для целого ряда производителей на рынке. Поэтому, наверное, вот эта концентрация или сокращение числа малых игроков, если такая тенденция будет происходить, то это будет такой естественный процесс.

В.Тарнавский: 

Добрый день всем. Да, я бы немного хотел дополнить. Что показал 14-й год и что, наверное, в ещё большей степени покажет 15-й? Что рынок труб, скажем так, разделился на несколько сегментов, то есть в первую очередь это нефтегазовый сегмент, который был наиболее благополучным в текущем, в 14-м году, и, наверное, сохранит по большей части свои позиции в 15-м.

В то же время трубы общего назначения, особенно используемые в строительной отрасли, в меньшей степени – в ЖКХ, вот для этого сегмента и для производителей этой продукции наступающий год будет, безусловно, сложным. И, конечно, как совершенно правильно сказал Илья Витальевич, следующий год – это будет год отбора, то есть год проверки на прочность всех производителей, мелких и крупных, мелких в особенности.

В.Курятов: 

Моё мнение такое, что на сегодняшний день этот рынок, если брать производство труб ВГП и профильных, он на сегодняшний день перенасыщен производителями, и производства двигаются к потребителям, то есть возникают новые производства в конкретно взятых регионах. На сегодняшний день в этом плане, так скажу, уступает остальным регионам только Сибирский регион, там мало представлено новых производителей, которые открылись за последнее время, которые по логистике наиболее удобны.

То есть все выигрывают в первую очередь при близости потребителя, чтобы не кормить автодоставку, железную дорогу, то есть находят внутри региона. А с точки зрения поставок штрипсов, на них, в принципе, комбинаты присутствуют как в центральной части, южной (это Липецк), так и на Северо-Западе (Северсталь), то есть с точки зрения поставки основного продукта, штрипса для изготовления трубы, так и на Урале, соответственно, комбинат ММК. Поэтому чем ближе к потребителю в конкретном регионе находится предприятие, тем больше оно в этом регионе конкурентоспособно. Но, конечно, есть ещё сбыт продукции непосредственно, то есть нужно уметь и продавать трубу, и производить качественную трубу.

С точки зрения загрузки производства, в первую очередь по строительной трубе, то есть от газопроводной до 219-й, 159-й, я думаю, многие производители будут в следующем году недозагружены. И, действительно, спрос на продукцию в следующем году, скорее всего, будет снижаться, вот именно в строительном направлении труб. И многие заводы, как новые, так и существующие… Скорее всего, больше к новым предприятиям, возникшим на сегодняшний день, за последние 2-3 года, будет вопрос с точки зрения загрузки и их конкурентоспособности, то есть возможности существовать в новых условиях. Спасибо.

А.Романов: 

Добавлю общую информацию по мини-заводам. В настоящий момент насчитывается более 65 небольших региональных производителей. До 1991 года их было менее 10. Это были такие: Лентрубосталь, Энгельсский, Борский, Волгоградский завод труб малого диаметра, то есть было до 10 небольших производителей регионального плана.

И за последние 25 лет в стране появилось более 50 новых производителей. Значительная часть из них появилась в составе металлоторговых компаний, которые подходили к созданию этих производств по такому принципу: «Я продаю сварную трубу, я продаю прокат, я продаю то, у меня есть потребность от моих потребителей 3 тысячи тонн. Зачем я буду закупать эту трубу где-то? Может быть, мне проще её самому производить, тем более я сотрудничаю с металлургическими заводами, которые мне с удовольствием отгрузят штрипс». Таким вот образом появилось достаточно много.

И надо отметить, что некоторые отдельные регионы у нас перенасыщены мини-заводами. Фактически произошёл такой как бы перекос. Может быть, это связано с тем, что там, например, скажем так, были специалисты трубной отрасли, то есть было достаточно много специалистов и людей, которые хорошо знали эту тему, и они как бы в этом же регионе и создавали, открывали новые мощности.

В настоящий момент в разной степени, в разной стадии реализации находятся ещё 10-15. Почему я сказал 10-15? Потому, что из этих проектов, которые находятся в разной стадии реализации, может быть, не всё будет реализовано, но так или иначе. Поэтому, скажем так, российский рынок труб малого и среднего диаметра (электросварных как круглого, так и прямоугольного сортамента), он, скажем так, в настоящий момент выстраивается в соответствии с региональным спросом.

Это фактически сервисные центры как в Соединённых Штатах Америки, то же самое. Эти люди, эти компании выполняют функцию продольной резки, поперечной резки, изготовления труб (профильных и круглых электросварных), там ещё какие-то функции выполняют. Поэтому так как трубы, в общем-то, скажем так, достаточно не… К ним не очень такие высокие требования, как к машиностроительному сортаменту или нефтегазовому сортаменту, поэтому вот как бы такая ситуация. В настоящий момент у нас мощностей по трубам малого и среднего диаметра, вот этих небольших мини-заводов… их количество, скажем так, превышает потребность более чем в два раза. Средняя загрузка, по этому году прокатных мощностей была на уровне 50%. Поэтому, наверное, произойдёт оптимизация. Часть мощностей, наверное, будут закрыты в ближайшее время, а такие предприятия, которые обладают современными технологиями, которые могут делать качественную трубу широкого сортамента и так далее, те, наверное, сохранят свои позиции

2. Всем (прислан 18.12.14):  

что сейчас происходит с торговлей нержавейкой? импортная нержавейка уходит?

 - Олег, Москва

В.Тарнавский: 

Импортная нержавейка, на самом деле,никуда не уходит и не уйдёт. Хотя бы по той причине, что на российском рынке доля импорта занимает что-то порядка 65-70%, особенно по плоскому прокату, это нержавеющий штрипс, то есть в меньшей степени длинномерный прокат, проволока, бесшовные трубы. То есть единственное, что произойдёт в ближайшее время – это, конечно, сократится объём российского рынка (просто из-за того, что уменьшится потребление), вырастут, естественно, цены на импортную нержавеющую сталь, её станут покупать меньше. Но заменить её российской продукцией? По большей части просто нечем заменять.

А.Романов: 

Недавно имел возможность во время биллиардного турнира в Москве пообщаться с рядом руководителей, специалистов нержавеющего рынка. Был также в известной компании «Глобус-Сталь», на их сервисном металлоцентре. По итогам декабря месяца спрос в этих компаниях вырос! Например, компания «УТК-Сталь» в декабре месяце по сравнению с ноябрём поставила потребителям в два раза больше в связи с этим ажиотажным, скажем так, спросом и желанием быстрее купить, потому что значительная часть нержавеющей продукции является импортной.

Компания «Глобус-Сталь» примерно в полтора раза увеличила объём заказов. Это на продольно-поперечную резку холоднокатаных рулонов, горячекатаных рулонов, на обработку поверхности листового металла (шлифование и так далее), те услуги, которые они оказывают. По следующему году компании (такие как «Глобус-Сталь», так и «УТК-Сталь», с которым я общался, ещё с рядом) не планируют на первое полугодие и на первый квартал снижать объёмы закупок материалов по импорту, потому что там достаточно длительный процесс. Заказы раззмещаются и изготовляются 2-2,5 месяца, потом из Европы этот материал идёт от 2 до 4 недель, а с Юго-Восточной Азии этот материал идёт где-то полтора месяца. Поэтому там достаточно сложный процесс.

Безусловно, все контракты валютные, и, соответственно, сейчас уже активно происходят изменения и рост и выстраивание, скажем так, паритета внутренних цен с ценами на мировом рынке нержавеющего проката. Нержавеющий прокат нужен. Он нужен как для производственных нужд, особенно в нефтехимии, в машиностроении, в оборонном секторе, так и для ремонтно-эксплуатационных нужд на предприятиях нефтехимии, на пищевой промышленности и так далее.

Я тоже согласен, что небольшое снижение, наверное, по 2015 году, с точки зрения потребления, будет, но оно не будет значительным. И ещё здесь такой момент. Я сегодня общался тоже с одним из крупных участников рынка нержавеющего проката, и он отметил такую особенность, что «Красный Октябрь» за месяц осуществлял поднятие цен три раза. То же самое сделал Челябинский металлургический комбинат, и практически цены внутренних производителей, наших, российских производителей, практически подтянулись к импортным ценам.

И вот в этот момент он говорит: «Я удивлён, что наши, отечественные производители не воспользовались этой ситуацией для импортозамещения, хотя бы в каком-то объёме, в каком они могли бы сделать». Понятное дело, что многие, кто занимаются плоским нержавеющим прокатом, они, как правило, сейчас закупают лист шириной полтора метра, два метра, а Челябинский комбинат может производить только с шириной до 1250 миллиметров. Понятно, здесь чисто производственные ограничения, но так или иначе всё-таки наши предприятия могли бы в настоящий момент (в декабре, январе) увеличить количество отечественных потребителей и тем самым увеличивать свою долю на рынке, но это почему-то не происходит.

В.Курятов: 

Александр Геннадьевич, может быть, это по причине того, что просто-напросто мощности существующих российских производителей загружены по полной программе? Потому, что ёмкость российского рынка гораздо выше, чем возможности комбинатов. Возможно, в этом причина? Просто не могут столько произвести, не были осуществлены дополнительные инвестиции, чтобы увеличить эту мощность (ситуация неординарная, она же не прогнозировалась заранее), то есть инвестиции не делались под это, потому что ранее не прогнозировалось настолько серьёзное изменение паритетов цен.

3. Всем (прислан 18.12.14):  

Почему производители металлопроката резко подняли цены после падения рубля?

 - А. Жменя, Калуга

И.Коломеец: 

Да, на самом деле ситуация такова, что за последние несколько месяцев на рынке, на металлургических рынках происходят драматические изменения. Любое металлургическое производство – это цепочка, там от первородного сырья и заканчивая верхним переделом. Сырьевые составляющие, в том числе лом, первородное сырьё, имеют очень высокую степень привязки к валютам, к валютной составляющей, то есть это либо импортные паритеты, либо экспортные паритеты. В любом случае процентов на 60, на 70 цена на сырьё связана с мировым рынком и, соответственно, с котировками валют.

Соответственно, через месяц или два по цепочке эта ситуация пошла, и мы сейчас ощутили рост сырья. Мы увидели также рост процентных ставок, что, соответственно, влияет на наши затраты, на издержки, на финансирование оборотного капитала. Мы видим рост тарифов - рост себестоимости, в принципе, по всем статьям на 40-50%. В этих условиях у нас, в принципе, остаётся единственный выход – это корректировать сейчас цены на готовую продукцию или останавливать производство. В принципе, это достаточно сложный момент. С этим, наверное, можно связывать как бы текущую ситуацию на рынке и действия производителей металлопроката.

4. Всем (прислан 18.12.14):  

Каков ваш прогноз по рынку арматуры на 2015 год?

 - Жанна

В.Курятов: 

Здесь вопрос, я так понимаю, можно трактовать двояко. С одной стороны, это ёмкость рынка арматуры, с другой стороны, это ценовая составляющая, стоимость арматуры на 15-й год. Я вижу следующую ситуацию в следующем году по потребности в арматуре, то есть, с одной стороны, спрос со стороны конечного потребителя данного продукта – это строительные организации, то есть их продукт можно разделить на три направления. Это, с одной стороны, жилищное строительство, с другой стороны, инфраструктурное строительство и, с третьей, это торгово-промышленное строительство.

Рассмотрим ситуацию с точки зрения жилищного строительства. В этом году мы наблюдаем достаточно серьёзную активность: растет спрос на жильё в стране, он происходит не только в последний квартал, когда народ старается, так скажем, запарковать свои деньги в жилье как наиболее надёжном, стабильном инвестиционном продукте, но и активно расширялся, начиная с начала года. Этому способствовал рост ввода в строй жилья в России. Самый активный, он за последние годы максимальный, в этом году будет где-то на 20% более, чем в предыдущем году, то есть активность в этом году, с точки зрения жилищного строительства, была на высоком уровне.

В следующем году ставки ипотеки у нас взлетают. Я так полагаю, что на сегодняшний момент с учётом ставки по кредитованию, которую обеспечивает ЦБ, там 17%, ипотека никуда не денется, со временем дойдёт до уровня 18%. Это неподъёмная ставка, тем более эту ставку ЦБ сохранит на ближайшие полгода, что в моём прогнозе кажется наиболее вероятным. Потом, возможно, он начнёт её корректировать вниз, когда ситуация стабилизируется.

То есть жилищное строительство под натиском сокращения объёмов выдачи ипотеки, под натиском сокращения объёма свободных финансовых средств у населения, которое (население) уже вложит в готовые объекты в этом году для того, чтобы зафиксировать деньги, рубли потратить в первую очередь, он сократится, этот спрос. По моим оценкам, он может упасть в первом квартале, во второй половине следующего года где-то на 20-30%. Не во второй половине: в первом квартале и в первой половине. Где-то на 20-30% с последующим дальнейшим плавным восстановлением к концу 2015 года.

С точки зрения торгово-промышленного строительства. Это строительство будет находиться на минимуме, потому что в условиях отсутствия прогноза на рост российского рынка (а я думаю, на сегодняшний момент никто этого не может делать) инвестиции в российскую экономику замедляются и будут дальше замедляться. Будут заканчивать существующие проекты. Отсутствие роста доходов населения будет вызывать отсутствие роста спроса на строительство новых торгово-логистических комплексов. Соответственно, этот сегмент также будет сокращаться.

С точки зрения инфраструктурного строительства, здесь другая сторона вопроса, и здесь, я думаю, государство просто обязано форсировать спрос для того, чтобы сохранять экономику в достаточно устойчивом виде по причине того, что государство как источник финансирования и вообще жизни в стране должно вливать деньги в экономику. А это как раз через инфраструктурные проекты, то есть это стадионы, это, например, проект железной дороги «Москва – Казань». Это инфраструктура под стадионы, под 18-й год, под проведение чемпионата мира по футболу. Это порты, например, Тамань. Это, возможно, Керченский мост (уже «возможно» я говорю, потому что сегодня этот проект находится в подвешенном состоянии).

Я считаю, в первую очередь за счёт инфраструктурных проектов во второй половине года возможен толчок к потреблению арматуры и восстановлению российской экономики. Цена? Цена рано или поздно (по моим прогнозам, где-то в феврале-марте, если произойдёт дальнейшее изменение курса валют) будет на уровне внешнерыночных паритетов, то есть это поставки арматуры и заготовки на экспорт, так как многие комбинаты умеют и могут поставлять и заготовку, и арматуру на экспорт. А кто не умел, за последние несколько месяцев научились это делать достаточно активно. Вот моё мнение по следующему году, то есть первая половина года – снижение на 20-30%, вторая половина года – восстановление ёмкости рынка.

И.Коломеец: 

Если можно, не про арматуру, но тоже, в принципе, про сегменты, близко связанные. Это про трубы строительного назначения и в целом про трубы – ожидания следующего года. Мне кажется, в трубах нефтегазового назначения всё будет более или менее неплохо в следующем году.

Мы видим, что нефтяные компании рапортуют достаточно устойчивые финансовые результаты, и сейчас они, конечно, тоже реагируют на текущую ситуацию, но я думаю, что серьёзно их инвестиционные планы не будут заморожены или отложены. То есть, наверное, увеличение добычи и увеличение транспортировки нефти и газа – это один из способов поддержать ликвидность в данной ситуации, поэтому мы позитивно на это смотрим, и я думаю, что здесь мы ожидаем серьёзный рост на уровне, не знаю, 50% по различным сегментам.

Что касается продукции строительного назначения, я с коллегой согласен: сценарии могут быть разные. Но, скорее, в следующем году всё-таки надо делать такой достаточно аккуратный прогноз в отношении спроса. Я думаю, что будет снижение спроса в среднем на 5%. Это если инфраструктурные проекты будут активно двигаться. Если инфраструктурные проекты тоже получат какую-то задержку в финансировании, наверное, спрос может упасть и ещё ниже.

В.Тарнавский: 

Добавлю, что строительная отрасль всё-таки обладает довольно серьёзной инерцией, то есть те стройки, которые уже ведутся сейчас, их вряд ли бросят. Поэтому, не знаю, мне кажется, что вот такого резкого падения именно реального, невидимого спроса на 20-30% уже в первом, в начале второго квартала маловероятно.

Серьёзный провал может быть, скорее, именно во втором квартале, если высокие процентные ставки и нестабильный курс рубля сохранятся в течение всего первого полугодия. То есть здесь, на мой взгляд, очень многое зависит от того, как быстро правительство сможет справиться с проблемами, связанными с рублём, и как быстро сможет откорректировать вниз ключевую ставку Центробанка.

И что касается экспорта, экспорт арматуры из России даже при любых ценовых соотношениях сейчас довольно сложен. Весьма неудачная конъюнктура сложилась на близких к нам рынках. Это Ближний Восток, Европа. То есть, скорее, можно ожидать увеличения экспорта заготовки. Арматура – там серьёзных возможностей нет.

5. Всем (прислан 18.12.14):  

Господа, не кажется ли Вам, что власти страны специально пошли на девальвацию национальной валюты, чтобы компенсировать за счет девальвации рубля падение цен на нефть на мировом рынке? И - хватит ли в 2015 году доходов от продажи нефти на реализацию запланированных инфраструктурных инвестпроектов?

 - Алексей, Екатеринбург

В.Тарнавский: 

У меня не сложилось впечатление, что девальвация была сознательным шагом. Скорее, скажем, до определённого момента ей особенно не препятствовали. Почему? Потому, что сама по себе эта девальвация во многом была вызвана объективными причинами. Это, в первую очередь, прекращение финансирования со стороны западных банков, что российским компаниям, имеющим валютные долги, приходилось эти долги погашать, а не рефинансировать. И второй фактор – это падение цен на нефть.

Другое дело, что вот этот самый последний провал, он, конечно, произошёл очень некстати. И тогда, как говорится, зашевелились в правительстве, начали с запозданием принимать меры. Что касается вопроса по поводу того, хватит ли доходов от продажи нефти, нет, не хватит. Но для этих целей, как тоже уже говорилось, существуют такие вещи как Фонд национального благосостояния и другие государственные источники.

И.Коломеец: 

Скажу о том, что правильно делать сейчас, в этих условиях. Я думаю, что нашему уважаемому правительству и руководителям страны нужно, конечно, обратить серьёзное внимание на стимулирование внутреннего спроса. И мы видим, как есть примеры и в западных странах, как они реагируют на изменяющуюся ситуацию.

Если говорить о ситуации на рынке энергоносителей, эти мировые цены, то какое-то время назад газ (за счёт сланцевой революции, за счёт других факторов) ушёл на очень низкие цены, то есть даже где-то оторвался от нефти и от других энергоносителей. И что произошло, например, в Америке? Очень быстро весь транспорт, грузовой и пассажирский, был переведён на газ, то есть это пример такой, наверное, быстрой реакции. Я думаю, что нам нужно тоже очень внимательно подумать и выработать меры по стимулированию прежде всего внутреннего спроса, внутри страны, тогда у нас вот эта ситуация пройдёт как-то мягче.

В.Курятов: 

Коллеги, я считаю, что девальвацию проводили именно сознательно, и достаточно до определённого момента всё шло достаточно ровно и подконтрольно. Государство, начиная где-то с сентября месяца, начало постепенно (паритетно падению цен на нефть) ослаблять курс рубля, и делало это достаточно уверенно, то есть у нас паритетная стоимость нефти в начале года была 3 тысячи 600 рублей за баррель. Сегодня, на сегодняшний момент при сегодняшнем курсе где-то 53-55 рублей, эта цена получается в районе 3200 (в рублях).

Это, коллеги, на самом деле мало. Мало для того, чтобы наполнить наш бюджет. Нам надо 3 тысячи 600 рублей за баррель, у нас, у государства, очень большие социальные обязательства, и 50% нашего бюджета наполняется с нефтегазового дохода, а газ, объём поставок газа в Европу, у нас, коллеги, сокращается по украинскому фактору. По разным оценкам от 15 до 30%. В доле нефтегазовых доходов объём газа 30%.

Соответственно, нам на самом деле 3 тысячи 600 рублей за баррель нефти на сегодняшний момент мало, нам на сегодняшний момент надо где-то 3900, а это паритетная цена доллара 65 рублей. Это при цене на баррель 60. А если цена на баррель упадёт – 40, тогда, естественно, цена доллара должна быть порядка 100 рублей. Большинство прогнозов западных банков ещё полмесяца назад (крупных американских или западных банков): предполагалось, что цена может опуститься на уровень 40 долларов за баррель.

Я думаю, ещё не вечер, и мы в первом полугодии следующего года можем, в принципе, увидеть это всё. И государство будет просто обязано выполнить эту девальвацию в дальнейшем, иначе оно не выполнит своё социальное обязательство и не сможет удержать политическую ситуацию в стране, что, естественно, негативно скажется на нас на всех. В определённый момент наше правительство потеряли управление курсом.

И мы видели, когда у нас до 100 рублей евро улетал, до 80 в один день доллар улетал, потом это списывали на технические проблемы (биржи и так далее и тому подобное), но на самом деле факт остаётся фактом. И после этого активно взялись тушить вот эту ситуацию. Подняли до 17 с половиной процентов ставку. И, получается, потушили вот эту ситуацию, сейчас по миллиарду в день заставили экспортёров продавать доллары. Я думаю, просто готовятся к новому витку, превентивно тушат вот этот паритетный курс рубля к доллару, то есть готовятся к дальнейшему развитию событий.

Но всё же, я считаю, при наличии таких крупных инфраструктурных проектов, которые запланированы в России, цена ниже, чем 3 тысячи 600 рублей за баррель, в России она очень негативно скажется на экономической ситуации в стране дальше и на социально-политической ситуации в стране. Поэтому государству выгодно это делать, но нужно это делать подконтрольно для того, чтобы не допускать вот таких ситуаций, как было в прошлый вторник, когда резко обрушивается валюта, и народ начинает паниковать.

Нужно делать всё постепенно. Наказывать тех людей, которые играют на этих разницах курса, то есть сегодня это и делают: наказывают тех, кто пытается играть на разницах курса. Что будет в январе, мы все с вами сами увидим, то есть прогнозировать тяжело. Если нефть удержится на 60 долларах за баррель, это очень хорошо, это очень позитивно для нашей страны. Я на самом деле всем желаю, чтобы так и осталось.

А.Романов: 

Наверное, есть очень много факторов, что цены на газ и нефть в течение января, февраля, марта (как бы зимнего периода), в общем-то, не должны падать. Может быть, в какой-то мере они даже будут повышаться, с моей точки зрения.

Далее. Что же касательно инфраструктурных проектов, Россия подписалась под 2018 год, деваться некуда, и 15-16-й год должны быть определяющими с точки зрения создания соответствующей инфраструктуры. Мало того, у России реально шикарнейшая возможность резко улучшить состояние дорог, состояние гостиничного хозяйства, состояние возможности перемещения по железной дороге, авиационное сообщение, аэропорты и так далее от Европейской части РФ и на Урале.

Поэтому, конечно, естественно, я думаю, что правительство предпримет все усилия для того, чтобы 15-й год стал максимально эффективным с точки зрения создания благоприятных условий и для чемпионата мира, и для туристического потока, и для создания более благоприятной среды проживания, скажем так, и жителей, и гостей Российской Федерации. Поэтому, в принципе, здесь как бы надежда на это есть, и я думаю, что в том числе жилищное строительство, которое, в принципе, мы должны так или иначе подтягивать к 20-му году к 100 миллионам квадратных метров… И на самом деле качество жизни, которое требуют россияне, растёт.

Я не говорю про большое количество людей, которые приехали из Украины на территорию Российской Федерации, а также большое количество людей, которые ежегодно работают на территории Российской Федерации из Средней Азии. Количество этих людей не уменьшится, а, может быть, даже и увеличится, поэтому им тоже надо создавать необходимые жилищные условия, потому что многие из них остаются в Российской Федерации. Поэтому всё это будет как бы толчком для дальнейшего развития жилищного строительства. И, соответственно, правительственная программа, её также надо будет выполнять, и поэтому такие моменты, позитивные с точки зрения экономики, которые будут влиять на рост металлопотребления, они присутствуют, и мы надеемся, что они будут реализовываться уже с 15-го года.

6. Всем (прислан 18.12.14):  

Как вы считаете, что будет твориться со спросом на металлопродукцию в 2015 году, сильно ли он скукожится? По-моему, падение спроса составит минимум 20-25%. А какие у Вас ожидания?

 - Петр, Челябинск

И.Коломеец: 

Чуть раньше уже, в принципе, комментировали. Ещё раз повторюсь, что в целом (если по трубному сегменту) мои ожидания, что в среднем будет всё-таки рост, наверное, процентов на 5, может быть, на 3, на 5, но это, прежде всего, за счёт нефтегазового сектора. В строительном я ожидаю падение примерно 5-10% по году.

В.Тарнавский: 

Я добавлю два момента. Первый момент: действительно, что произойдёт на российском рынке стали в 15-м году, это в очень значительной мере зависит от политики государства, то есть насколько оно решится реально стимулировать отечественную экономику, вот этот реальный сектор. И второй момент – это импорт. В 14-м году мы видели довольно серьёзное сокращение импорта, за счёт чего освободилось место для российских производителей на внутреннем рынке.

По моему мнению, в 15-м году импорт продолжит сокращаться, хоть, может быть, и меньшими темпами. Я всё-таки думаю, что внутренние цены в долларах останутся достаточно низкими, чтобы сделать российский рынок не слишком привлекательным для иностранцев. Или, если смотреть с другой стороны, сделать российские компании на нём более конкурентоспособными. И за счёт вот этого сокращения импорта вот этот эффект для российских производителей будет всё-таки немножко смягчённый.

А.Романов: 

Наверное, есть очень много факторов, что цены на газ и нефть в течение января, февраля, марта (зимнего периода), в общем-то, не должны падать. Может быть, в какой-то мере они даже будут повышаться, с моей точки зрения.

Далее. Что же касательно инфраструктурных проектов, Россия подписалась под 2018 год, деваться некуда, и 15-16-й год должны быть определяющими с точки зрения создания соответствующей инфраструктуры. Мало того, у России реально шикарнейшая возможность резко улучшить состояние дорог, состояние гостиничного хозяйства, состояние возможности перемещения по железной дороге, авиационное сообщение, аэропорты и так далее от Европейской части РФ и на Урале.

Поэтому, конечно, естественно, я думаю, что правительство предпримет все усилия для того, чтобы 15-й год стал максимально эффективным с точки зрения создания благоприятных условий и для чемпионата мира, и для туристического потока, и для создания более благоприятной среды проживания, скажем так, и жителей, и гостей Российской Федерации. Поэтому, в принципе, здесь как бы надежда на это есть, и я думаю, что в том числе жилищное строительство, которое, в принципе, мы должны так или иначе подтягивать к 20-му году к 100 миллионам квадратных метров… И на самом деле качество жизни, которое требуют россияне, растёт.

Я не говорю про большое количество людей, которые приехали из Украины на территорию Российской Федерации, а также большое количество людей, которые ежегодно работают на территории Российской Федерации из Средней Азии. Количество этих людей не уменьшится, а, может быть, даже и увеличится, поэтому им тоже надо создавать необходимые жилищные условия, потому что многие из них остаются в Российской Федерации. Поэтому всё это будет как бы толчком для дальнейшего развития жилищного строительства. И, соответственно, правительственная программа, её также надо будет выполнять, и поэтому такие моменты, позитивные с точки зрения экономики, которые будут влиять на рост металлопотребления, они присутствуют, и мы надеемся, что они будут реализовываться уже с 15-го года.

В.Курятов: 

Цены на нефть рано или поздно отрастут. По прогнозу, среднестатистически по следующему году стоимость нефти вырастет до 70-80 долларов. Тем самым российский бюджет более-менее придёт в баланс, и ситуация, самое главное, со ставками изменится, с курсом доллара изменится в следующем году, то есть произойдёт оттаивание экономики, произойдёт оттаивание банков, которые придут в новые условия работы. Я прогнозирую: это всё может произойти где-то к середине следующего года. В лучшем случае. Опять же в лучшем случае это такой оптимистичный мой сценарий. Тем самым российская ёмкость рынка к середине следующего года может вернуться на уровень текущего года, а, может быть, где-то (например, в нефтегазе) и подрасти. В трубе, что вполне вероятно. Вот этого момента и нужно всем нам ожидать, то есть где-то полугодовой лаг, я считаю, для начала восстановления экономики.

7. Всем (прислан 18.12.14):  

Господа, насколько высока вероятность в сл. году странового дефолта России? Будут ли корпоративные дефолты? Возможна ли деноминация или Вы, наоборот, ждете эмиссию денежных средств?

 - Артем, Новосибирск

В.Тарнавский: 

Вероятность странового дефолта нулевая, я бы так сказал. Нет для этого никакой возможности, потому что даже с учётом тех платежей, что ждут нас в следующем году, валютные резервы страны всё равно заведомо выше. Кроме того, опять же возможна какая-то там поддержка со стороны Китая и других азиатских стран. По поводу корпоративных дефолтов – да, думаю, возможны, но, скажем так, не компании высшей лиги, системообразующим корпорациям и банкам государство в любом случае поможет. Компаниям менее крупным, которые в последнее время вели достаточно авантюристичную политику или слишком много занимали в валюте, да, у таких могут возникнуть подобные проблемы.

Возможна ли деноминация? Вряд ли. Деноминация – это когда спишут три нуля или хотя бы два, но никакой опять же возможности и необходимости в этом нет. Что касается эмиссии, скажем так, я надеюсь, что она будет, потому что на самом деле, как показывает недавний посткризисный опыт Соединённых Штатов, Китая, как это пытаются сейчас сделать европейцы, то есть продуманная целевая эмиссия – это, скорее, благо для экономики.

Здесь недавно говорилось, что государство может выполнить свои социальные обязательства в первую очередь понижением курса рубля по отношению к доллару. Вообще-то есть ещё и второй вариант этого: именно проведение эмиссии, то есть вложение эмиссионных средств в реальные проекты, в расширение внутреннего рынка. Тоже опять, как показывает практика Соединённых Штатов в 9-12-м году и до последнего времени, такая эмиссия не ведёт к разогреву инфляции. Наоборот она предотвращает более опасную вещь – это дефляцию, которая реально уже у нас тут проходила.

И вопрос только в том, пойдёт ли правительство на эмиссию, в каких размерах. Собственно говоря, тут недавно уже было в новостях, что собираются выдать банкам триллион рублей под залог их ценных бумаг, то есть это, в принципе, то же самое, что делали американцы у себя.

А.Романов: 

Я тоже придерживаюсь мнения, что эмиссия, наверное, в каком-то размере будет, она будет, наверное, в этих условиях благоприятная. В условиях 2015-го года, наверное, будет стимулировать внутренний рост и поддержание, скажем так, внутреннего роста, внутренней экономики от дальнейшего падения, поддерживать и стимулировать.

В.Курятов: 

Если эмиссия будет проходить в тех же рамках, как сейчас она началась, когда в Роснефти у нас выдали недавно достаточно большой объём средств, что, может быть, являлось катализатором того, что потом произошло на рынке валюты… Когда деньги Центробанком выдаются под конкретные залоги, то есть под облигации крупных компаний, то есть это поддержка конкретно взятых крупных компаний для того, чтобы они могли погасить свои внешние кредиты и не допустить корпоративного дефолта. То есть замещение внутренним кредитом от Центробанка внешних кредитов – это я поддерживаю такую ситуацию. Если мы говорим просто о какой-то эмиссии для наполнения бюджета, то я против такой эмиссии, потому что она вызовет неконтролируемый рост инфляции.

Если мы говорим об эмиссии, которую производила Америка, а это эмиссия средств не только внутрь страны, я бы сказал, даже совсем не внутрь страны, а в первую очередь эмиссия в мировую экономику, если проследить стоимость нефти, то за каждым количественным смягчением, которое проводила Америка, следовал значительный рост цены нефти. Это говорит о том, что часть денег из этого количественного смягчения просто уходила на финансовые рынки и там вкладывалась, конечно, в надёжные активы. То есть в период мирового экономического кризиса самый надёжный актив – это сырьё, вот в него и вкладывали, то есть в нефть.

И Америка является экспортёром валюты, то есть не факт, что они эти деньги вкладывали внутрь страны, они могли вкладывать вне страны. Европа сегодня пытается, но здесь я не так компетентен, то есть не анализировал эту ситуацию. Корпоративные дефолты отдельных компаний, которые либо государство не поддержит, либо они не смогли свои деньги сохранить в валюте или не успели каким-то образом, они возможны. Но в целом, наверное, я также согласен, что в целом процентов в 70-80 случаев государство всё-таки поможет крупным компаниям и банкам, и ситуация удержится.

И.Коломеец: 

Мне кажется, странового дефолта, конечно же, не будет, поэтому предлагаю всем на этот счёт сохранять спокойствие. Что касается корпоративных дефолтов, скажу, может быть, жестокую вещь, но я скорее за то, чтобы они произошли, чтобы не было искусственного поддержания как бы неэффективных производителей. Но это экономическая теория: чтобы выйти из кризисов, по сути мой организм должен… Знаете, есть такое понятие – очиститься, да, очищение крови. Вот, наверное, часть неэффективных производителей должна с рынка уйти, и я, скорее, за это.

Что касается эмиссии денежных средств, то, по-моему, печатный станок уже работает, эту ситуацию можно наблюдать и по ёмкости денежной массы. Но, наверное, она в контролируемом виде необходима, как и необходима в контролируемом виде инфляция в следующем году, но в таком как бы не галопирующем состоянии. Вот как бы моё мнение. Спасибо.

8. Всем (прислан 18.12.14):  

Уважаемые эксперты! Как вы оцениваете возможности для развития рынка металлов в Крыму и какие к этому имеются предпосылки? Вправе ли мы ожидать строительство мини-милла для нужд местных судостроителей?

 - Виталий, Севастополь

В.Тарнавский: 

Очевидно, имелось в виду, конечно, «строители», а не столько «судостроители». Что сейчас происходит в Крыму? По данным за январь-октябрь этого года объёмы строительных работ, то есть это, конечно, главный потребитель проката в Крыму, сократились на 60% по сравнению с прошлым годом. Но, в общем, это следует скорее рассматривать как необходимый, такой переходный период. То есть там всё время, скажем, наводился порядок, понималось, где там можно строить, где там строить нельзя. И, судя по всему, наверное, уже в 15-м году в Крыму на строительной отрасли ожидается достаточно бурный рост.

Что касается поставок туда российской металлопродукции, конечно, во-первых, многое упирается в логистику, потому что раньше, конечно, Крым получил весь необходимый ему металл из Украины, сейчас потоки поворачиваются немножко по-другому. Поэтому, конечно, трудности в этом есть. Что касается мини-милла, то вероятность этого я считаю минимальной. Во-первых, тут сразу же возникают проблемы и с электроэнергией, с водой, с сырьём, да и рынок сам по себе не настолько ёмкий, разве что какой-то микрозавод разместить.

И.Коломеец: 

Ответ кроется в плоскости экономической географии. Мини-милл, он где строится? Прежде всего, где есть избыточной лом, где есть дешёвая электроэнергия, согласен, ну, и где есть персонал. Пока, мне кажется, по всем этим трём пунктам несерьёзный вопрос.

А.Романов: 

Конечно, тем более в Крыму рядом – Азовсталь, рядом ММК имени Ильича, рядом «Тагмет» там, рядом Волжский трубный там, рядом Апинский металлургический завод, тот же самый Ростовский металлургический и так далее, то есть в радиусе от 500 до 1000 километров от Крыма находится, наверное, десятка два металлургических предприятий, да, и поэтому, наверное, Крым… Не стоит портить такую прекрасную природу строительством там металлургического завода.

На прошлой неделе у нас на заседании Совета РСПМ были представители Министерства промышленности Российской Федерации, и на самом деле проблемы со снабжением металлопродукцией предприятий в Крыму (прежде всего строительной отрасли, ещё ряда предприятий, которые там работают), они существуют, конечно. Раньше там было несколько металлобаз (Метинвеста, ещё ряда других компаний), такие небольшие металлобазы, которые обеспечивали.

Эта структура поменялась, какие-то закрылись, какие-то потоки перестали идти с Украины. И, соответственно, отсутствие Керченской переправы, в смысле отсутствие моста, скажем так, который планируется построить, и сейчас логистика… Как сказали представители Минпрома, что там надо ещё платить двойной тариф, если, например, грузить металлопродукцию через территорию Украины по железной дороге, а так – это река, море, разгрузка, перевалка, там тоже достаточно много проблем. Но так или иначе я думаю, что в следующем году ряд российских компаний примут участие в организации системы металлоснабжения в Крыму.

9. Всем (прислан 18.12.14):  

Как вы считаете, изменится ли география экспорта слябов и листа в связи со сложными отношениями со странами западного мира?

 - Даниил, Москва

В.Тарнавский: 

Во-первых, эта география и так уже немножко изменилась в связи с тем, что, насколько известно, в Штатах введены или, скажем так, восстановлены антидемпинговые пошлины на российские горячекатаные рулоны. Но это было довольно много, то есть пока были поставки, это было порядка 8-10% экспорта. Дальнейшее изменение, на мой взгляд, маловероятно.

В-первых, по поводу слябов. Ни разу ещё, по-моему, в практике мирового рынка не было введения каких-то импортных ограничений на полуфабрикаты. Нигде и никогда. По поводу листа здесь для российских компаний важен европейский рынок, но тоже введение там каких-то серьёзных ограничений маловероятно. Во-первых, ни в демпинге, ни в государственном субсидировании российские компании сейчас уличить, обвинить довольно сложно, а введение каких-то таких барьеров – это уже, скажем так, полноценная экономическая война. Думаю, что до такого просто уже не дойдёт.

И.Коломеец: 

Я согласен с этим мнением. Единственное, что я хочу добавить, что если брать производителей слябов и, в частности, Новолипецкий металлургический комбинат, то надо помнить, что в состав группы НЛМК входит несколько европейских предприятий, и я думаю, что эти каналы поставок будут поддерживаться Липецком, и, скорее всего, здесь никакого сокращения или реструктуризации не произойдёт.

В.Курятов: 

Здесь я с коллегами больше соглашусь, то, что структура, она останется прежней. А по поводу Америки, там поставки были преимущество на заводы Северсталь, которые проданы, поэтому поставок и нет.

А.Романов: 

И я хотел бы поправить цифру, которую Виктор озвучил: 8-10% от экспорта. На самом деле в Соединённые Штаты Америки – вот то, что подпадало под соглашение – поставлялось до полумиллиона тонн, а в последние годы даже и эта квота не выполнялась. Это только в последний год квота фактически заполнилась. Так что достаточно, скажем так, несущественно, наверное. В этом отношении российские металлурги практически не пострадают.

10. Всем (прислан 18.12.14):  

Сможет ли КНР в ближайшее время потеснить российских производителей на отечественном рынке в условиях непрекращающегося расширения производства в Поднебесной? Если да, то по каким позициям?

 - Василий, Екатеринбург

А.Романов: 

КНР в Российской Федерации присутствует – это в основном практически на рынке стали с покрытиями, на других видах стальной продукции, за исключением, может быть, трубной продукции в части трубопроводных систем на территории Китайской народной республики. Имеется в виду – трубопроводных систем, которые тянутся из России в Китайскую народную республику.

В то же время в КНР есть определённая программа сокращения неэффективных мощностей. В настоящий момент Китайская народная республика… Вы знаете, экономика сбалансировалась. Это не прирост 8-12% в год, а это уже в значительной мере меньше. И в настоящий момент, конечно, Китайская народная республика выходит на объем экспорта 100 миллионов тонн. Если помним мы, в этом году где-то будет под 90-100 миллионов тонн.

Мы помним, что ещё 5 лет назад это было всего лишь порядка 30 миллионов тонн, то есть, конечно, очень много нарастила поставок на экспорт. Но в то же время российский рынок, который представляет из себя 40 миллионов тонн, он далёк, скажем так, от Китайской народной республики. Для Китайской народной республики – это Дальний Восток, Восточная Сибирь больше или меньше, но там мизерное потребление, фактически – мизерное. А основное потребление – это у нас европейская часть Российской Федерации и Уральский регион, а это далеко с точки зрения логистики.

Поэтому, наверное, надо привести пример строительства Центрального металлокомбината с китайскими инвестициями, который будет расширять производство в следующем году. Это именно линии по производству оцинкованного листового проката, проката с покрытиями. Но это как бы инвестиции в Российскую Федерацию и создание здесь дополнительных производств, это не экспорт с Китая на территорию Российской Федерации. Поэтому, с моей точки зрения, я, учитывая ещё вот эти последние события с рублём и с долларом, фактически возможность поставок китайской металлопродукции на российский рынок ещё сократились.

И.Коломеец: 

Я тоже считаю, что, скорее, вопрос надо ставить не «Китай потеснит», а, наверное, российские производители потеснят Китай на российском рынке там, где китайские производители сохраняли какую-то некомфортную долю присутствия. Но я могу сказать про наш сегмент, прежде всего трубный. У нас есть беспокойство в отношении труб для обустройства нефтегазовых скважин, там доля китайских производителей составляла порядка 20%, и она росла в последние годы за счёт того, что китайские производители имеют дотации от государства, и это вопрос ещё и демпинга. Сейчас идёт расследование в отношении Китая.

И несколько сегментов, тоже нас беспокоящих, – это те сегменты, где мы работаем. Соединительные детали трубопроводов и трубопроводная арматура, там доля Китая достигает 40-50%. Это не совсем нормальная ситуация, но я думаю, что два фактора будут ограничивать Китай в следующем году: это курс и всё же повышение эффективности российских производителей, которые вынуждены, просто обязаны работать с издержками и становиться более эффективными.

11. Всем (прислан 18.12.14):  

Известно, что в нефтедобыче санкции уже повлияли на поставки ряда товаров из западных стран. Насколько велики риски ограничения поставок машиностроительного оборудования для металлургии? Какие элементы/агрегаты наиболее уязвимы при таком развитии событий?

 - Аваров В., Санкт-Петербург

В.Тарнавский: 

С одной стороны, можно сказать, что да, российская металлургия достаточно уязвима в связи с тем, что, конечно, значительная часть используемого оборудования – это импорт. И в первую очередь вот то, что качественное оборудование, прокатные станы, трубное – это по большей части европейская продукция, которая считается наиболее качественной, наиболее современной и наиболее высокотехнологичной.

Но, честно говоря, мне кажется маловероятным, что дело дойдёт до ограничения поставок вот такого оборудования в Россию. Во-первых, потому что, скажем так, для России это будет не такой уж существенный ущерб. Во-первых, потому что европейское оборудование при желании можно заменить. Может, не таким качественным, не таким эффективным, но можно. И китайским, и своим, российским, например. Ну, и, во-вторых, это что всё-таки металлургия – это, скажем так, не самая высокотехнологичная и не самая главная отрасль российской экономики, то есть если будут против России усиливаться санкции, то, наверное, выберут что-то более чувствительное типа авионики или машиностроения.

И.Коломеец: 

Я вижу угрозы прежде всего в тех зонах, где проекты высокотехнологичны. Прежде всего, это развитие шельфовых проектов по добыче нефти и газа в Арктических шельфах, там, где были созданы международные консорциумы. Технологии требуются уникальные. Негативное влияние, наверное, где-то на 2-3 года. После этого, скорее всего, это будет замещено либо российскими производителями, либо азиатскими налогами.

12. Всем (прислан 18.12.14):  

Какой курс рубля по отношению в доллару вы прогнозируете на 2015 год?

 - Елизавета, Москва

И.Коломеец: 

Давайте каждый скажет, при каком курсе он поменял рубли, если поменял, чтобы была понятна сбываемость прогноза. Я могу сказать, что у меня, в общем-то, как были рублёвые сбережения, небольшие, которые я поменял ещё в начале года по курсу 35, но, конечно, не прогнозировал такой ситуации никогда, то есть курс 60 или 80, наверное, не виделся ни в каких прогнозах. Мои ожидания – всё же надежда на то, что ситуация стабилизируется, и следующий год мы проживём где-то на уровне курса 55-60.

В.Тарнавский: 

Я буду всё-таки оптимистом, я буду надеться на 45-55. Ну, и, главное, чтобы он был более-менее стабильным. И я, честно говоря, доллары не покупал в этом году ни по какому курсу.

В.Курятов: 

Коллеги, то есть я уже на самом деле говорил своё мнение: всё зависит от цены на нефть. Если она будет меняться как в ту, так и в другую сторону, тогда и паритетный курс рубля будет меняться. На сегодняшний день, я думаю, все реальные прогнозы цены на нефть, которые даются, они меняются как ветер: месяц назад одни, сегодня другие, через месяц будут третьи, потому что большинство не понимает, от чего это зависит. Я вот не понимаю, почему сейчас доллар, точнее, нефть стоит на месте. Только, единственное, могу предположить, что это связано с тем, что просто в Европе и Америке сейчас скоро начинаются праздники, 25-26-го они отдыхают, плюс кто-то отпуска будет брать между 25-26 и первым числом, и короткие позиции на бирже закрыли.

Переизбыток производства нефти в мире присутствует достаточно серьёзный, Америка сейчас производит нефти на 23-30% больше, чем Россия, и именно оттуда идёт прогноз на дальнейший рост производства нефти, они прогнозируют себе где-то там 5-7% в год. Поэтому, наверное, я пока не верю в то, что нефть останется на сегодняшнем уровне и, соответственно, курс рубля каким-то образом в ближайшее время будет серьёзно укрепляться. Это невыгодно российскому бюджету ни в коей мере.

А для того, чтобы ситуация при дальнейшем снижении стоимости рубля оставалась управляемой, государству нужно, во-первых, плавно всё это делать, со спекулянтами бороться – второе. А третье: для того, чтобы экономика росла, нужно научиться поддерживать эту экономику и развивать, а не говорить, что всё само собой урегулируется и жизнь, она всё расставит на свои места, а мы посмотрим и постоим в сторонке. Нужно предпринимать конкретные меры для поддержки бизнеса и развития бизнеса, развития производства внутри страны, замещения, а не просто лозунгами говорить с экрана, что это будет, потому что ситуация в стране приведёт…

То есть изменение курса доллара, что издержки уменьшатся. Да они увеличатся после того, как кредиты вырастут до 30%, уже выросли. Наши издержки всё равно увеличатся, и со временем придётся зарплату повышать, потому что людям не на что будет покупать продукты питания. Издержки со временем всё равно вырастут в нашей стране до среднемировых. Произойдёт за год или за два, но произойдёт. Поэтому нужно делать какие-то конкретные решения: финансировать этот малый бизнес, где-то поблажки давать (средний бизнес), где-то кредитовать, то есть уменьшать ставку и так далее и тому подобное.

В среднем по году, наверное, соотношение рубля к доллару будет на уровне 60 рублей за 1 доллар. Цена может плавать в коридоре от 50 до 90 рублей за доллар

А.Романов: 

У меня коридор – 45-65 рублей за доллар.

13. Всем (прислан 19.12.14):  

Сейчас металлотрейдерам госбанки не дают кредиты даже под 30% годовых! Как это отразится на положении дел в металлоторговли и многие ли игроки, на Ваш взгляд, покинут поле в 2015 году тупо из-за нехватки оборотки?

 - Александр, Москва

В.Курятов: 

Смотрите, кому дают, кому не дают – это первый вопрос. То есть, я думаю, не у всех такая ситуация, что не дают кредиты. Дают, по разным оценкам, от 26 до 30% годовых сейчас кредиты. Эта ставка реально в стабильной ситуации неподъёмная, вопрос – у кого когда перекредитовки, есть длинные кредиты, есть короткие, есть ультракороткие. Поэтому все будут находиться в разных условиях в первую очередь от длины существующих кредитов, второе – от того, сколько там собственных средств и сколько вообще средств понадобится в следующем году в зависимости от цены на конечный продукт.

Но в любом случае я считаю, что в целом для металлоторговли следующий год будет очень тяжёлым. Это как и для независимых структур, так и для аффилированных структур с комбинатами, потому что риски по дебиторке достаточно большие – раз. Второе – доходность низкая, если, грубо говоря, брать сбытовые структуры комбината. А денег мало у компаний, и они будут перераспределять деньги туда, где они приносят большую доходность и где меньше риски. Это про комбинаты, я так считаю.

С точки зрения рядового металлотрейдера, следующий год покажет, кто на самом деле на этом рынке работает и зарабатывает, и эти компании у банков не вызовут вопросов, то есть у кого есть свои активы, кто покажет хороший баланс 14-го года. Да, будут дорогие кредиты, и вопрос о том, сколько мы будем зарабатывать, чтобы иметь возможность обеспечивать эти кредиты в следующем году и ещё плюс какой-то иметь. То есть ситуация для каждого будет разная, но в целом я считаю, что в следующем году многие компании столкнутся с очень серьёзными сложностями, особенно это небольшие компании, региональные. Думаю, произойдёт дальнейшая консолидация рынка.

14. Всем (прислан 19.12.14):  

Считаю, что повышение цен с 15 декабря, в таком виде в каком оно прошло (арматура под 40т.р. за тн, двутавр уже почти за 50 т.р.), и последующий прогноз на повышение еще на 5-6 т.р за тонну, является бессмысленным и влечет за собой остановку(заморозку) многих проектов, или отказ от них до "лучших времен", а следствием будет падение продаж у металлоторговых компаний в январе-марте 2015г. В результате металлургические заводы далее резко снизят цены, оставив трейдеров с очень дорогими запасами на складах, но пересчитав при этом цены на складские запасы для своих торговых домов, что будет являться гибелью для первых.

Цены конечно можно повышать до бесконечности, но вопрос в том, а будут ли покупать его потребители.

 - Анатолий, Екатеринбург

В.Курятов: 

Я считаю, что в ближайший первый-второй квартал сократится объём потребления. Просто у людей не хватит денег, то есть дорожает не только арматура, дорожают все строительные материалы, если, например, стройку брать. Процент подорожания 10-40% на стройматериалы в зависимости от самого вида стройматериалов. Металлопрокат на сегодняшний момент получается, то есть в разных регионах… Ну, давайте в полтора раза оценим. Там на арматуру, да? Вот так будет ближайшее подорожание.

У компаний просто не будет хватать финансовых ресурсов для того, чтобы вести свою деятельность в тех масштабах, в которых они вели ранее. Это действительно так, но от этого никуда не денешься. Для того, чтобы выживать нашим поставщикам и показывать хорошие результаты, для того, чтобы банки могли их кредитовать и они не отправили всё производимое, так сказать, большинство объёмов на экспорт… Вот опять же подорожание, участие поставщиков сырья. Они будут поднимать цены в зависимости от курса рубля к доллару, и от этого никуда не денешься.

А.Романов: 

Я посмотрел по мониторингу цен за прошлую неделю, в среднем цены выросли на 10%. Лидером роста цен на прошлой неделе был самый популярный материал, арматура: плюс 20-25% в зависимости от различных видов. Примерно на 10% выросли цены на проволоку-катанку, лист горячекатаный и лист холоднокатаный – 6-9%, труба ВГП – примерно 7-10%, швеллер – примерно 6-10%.

Но здесь ситуация ещё по текущей ценовой ситуации, на споте. Ещё необходимо, наверное, добавить, что традиционно декабрь – спад рынка, и многие компании снижали свои складские запасы. И вот этот коллапс произошёл. Соответственно, в том числе резко вырос спрос на различную металлопродукцию. И, соответственно, многие просто на январь не хотят остаться без металла, без ассортимента и так далее. И мы знаем, что уже в ряде компаний в Москве просто нет металла (те, которые занимаются спотом). И что они сейчас? Они практически остались без металла и теряют свои позиции на рынке. Вот такая сложилась непростая ситуация.

15. Всем (прислан 23.12.14):  

1. Какой объём потребления металлопроката(оцинковки и чёрного) для изготовления металлоконструкций был в 2014г?

2. Какой прогноз потребления металлопроката(оцинковки и чёрного) для изготовления металлоконструкций будет в 2015г?

3.Какой прогноз по производству Сварной Балки в 2015г.: расширение-увеличение производств или сокращение выпуска существующими-закрытие производств?

 - Андрей, Волгоград

В.Курятов: 

С точки зрения металлоконструкций, тоже ещё один из основополагающих моментов – это сохранение спроса в направлении нефтегазовых проектов. Под них также идут достаточно большие объёмы металлоконструкций, это, в том числе, различные резервуары, опорные элементы и так далее и тому подобное, то есть в этом плане положительный момент. Но в целом, я думаю, всё-таки потребление может несколько сократиться, то есть, по моим оценкам, может быть, процентов 5, максимум 10. Всё-таки инфраструктурные проекты, я считаю, должны серьёзно поддержать это направление.

А.Романов: 

Коммерческое, промышленное и гражданское строительство будет снижаться. Но будет, с другой стороны, расти инфраструктурное. Наверное, производство металлоконструкций в какой-то мере просядет, с моей точки зрения, в следующем году. Но насколько? Трудно сказать. Производственные и логистические комплексы, в которых используются металлоконструкции, - их будет строиться меньше. Поэтому трудно прогнозировать - это и от региона зависит существенно.

«Какой прогноз по производству сварной балки в 2015 году: расширение-увеличение производств или сокращение выпуска существующими, закрытие производств?» Наверное, надо вспомнить новый рельсобалочный комплекс ЧМК - они, наверное, освоят достаточно много в 2015 году сортомаркоразмеров горячекатаной балки. Наверное, это повлияет на небольших производителей. А производители сварной балки – это цеха на заводах металлоконструкций, как правило. Производителей сварной балки у нас, наверное, уже тоже около сотни. Это небольшие производства мощностью от 300 до полутора тысяч тонн в месяц.

В то же время сварная балка себя уже зарекомендовала в строительстве, в производстве металлоконструкций. Наверное, она будет присутствовать, но здесь тоже возможны разные варианты развития ситуации: если в составе завода металлоконструкций, то сварная балка будет производиться, если это отдельное какое-то производство только сварной балки, может быть, в меньшей степени.

16. Всем (прислан 23.12.14):  

Когда, в каком месяце 2015 года, отечественные металлурги, достигнут экспортного паритета цен на внутреннем рынке? Или им придется забыть об этом пресловутом экспортном паритете цен из-за кардинально изменившихся условий на рынке и возможного снижения спроса?

 - Валерий, Москва

В.Тарнавский: 

Во-первых, как минимум по одной позиции (горячекатаные рулоны) такой паритет уже практически достигнут, то есть там цена на январь – некоторые меткомбинаты указывают порядка 28 тысяч рублей за тонну и более. Это примерно соответствует нынешним экспортным котировкам, то есть 430-440 долларов за тонну FOB. Что касается арматуры, тут тоже, по-моему, уже было озвучено, что цены действительно тоже уже при нынешней ситуации, они уже близки к вот этому паритету. Будет ли он поддерживаться в течение всего года? Ну, постольку поскольку, то есть всё равно колебания какие-то будут, но всё равно цены внутреннего рынка так или иначе будут стремиться к экспортным.

И.Коломеец: 

Согласен, да, с этой оценкой. Единственное, я хотел добавить, что если брать широкоформатный лист или толстый конструкционный лист, наверное, там ещё есть где-то разница, может быть, 5-6 тысяч рублей с экспортного паритета, но при условии стабильности курсов, наверное, это на месяц-полтора, то есть российская внутренняя цена будет догонять.

В.Курятов: 

В целом я с коллегами согласен, да, на самом деле всё будет зависеть опять же от пресловутого курса доллара, какимон будет в январе. А так по листу практически догнали при нынешнем курсе. По арматуре догнали отчасти. Следующий месяц покажет, какой будет курс доллара и есть ли необходимость дальше догонять.

А после того, как паритеты будут достигнуты, вот там уже будет стоять серьёзный вопрос о том, что цена может постепенно начать снижаться, потому что всё же мировая экономика не в лучшем состоянии, то есть Китай сокращает темпы роста, Европа стагнирует, растёт по большому счёту Америка. Ну, а мы, с точки зрения американского рынка поставок металлопроката, практически не зависим. Ближний Восток сейчас, при нынешних курсах стоимости нефти, его развитие, я думаю, оставляет желать лучшего. Поэтому при достижении паритетов дальше, может быть, начнётся стагнация паритетной цены и, соответственно, внутренней.

17. Всем (прислан 13.01.15):  

И заключительный вопрос от меня: как вы видите для себя 2015 год в целом? Весёлый, разнообразный, нескучный и вообще просто рады ли вы, что находитесь вот в такой непростой ситуации, занимая разные должности в разных компаниях?

 - Романов, Москва

И.Коломеец: 

Скучным следующий год точно не будет. Я думаю, все, наверное, подпишутся под этим. Когда находишься в шторме, когда на рынке шторм, прежде всего хотел бы пожелать спокойствия, хотелось бы пожелать взвешенных решений и бодрости духа. Я, в общем-то, лично вхожу в этот год с надеждой, что этот шторм, он, в принципе, должен успокоиться, не знаю, в ближайшие несколько месяцев.

И дальше, конечно, рынок переформатируется, но мы жили и при нефти 40 долларов, и там, не знаю, при 100 долларов, то есть это как бы ситуация такая. В общем, всегда, если стратегия компании правильная, то она правильная на разных рынках: и в кризисном рынке, и в успешном, растущем рынке. А с точки зрения, наверное, профессиональных интересов или ценностей, мне кажется, как раз в кризисном рынке роль и значимость маркетинговых служб, она только возрастает. Поэтому, наверное, здесь даже более позитивный прогноз, то есть кризис здесь, наверное, идёт и на пользу маркетинговым службам. Спасибо.

В.Курятов: 

Я считаю, в 2015 году всё-таки нужно сохранять позитивный настрой на то, что второе полугодие будет лучше, чем первое, всё-таки есть к этому определённая надежда, не хочется совсем не верить нашему правительству. Хочется всё-таки надеяться, что планы по инфраструктурным проектам будут выполнены. И наработанный опыт в связи с предыдущим сочинским проектом, АТЭС и так далее, он будет применён и в нынешних проектах, что позволит ускорить темпы проводимых работ.

С точки зрения нашей компании, мы чувствуем себя в данной ситуации в достаточной степени уверенно, смотрим в будущее на самом деле с оптимизмом. И, в принципе, на сегодняшний день самое время ставить цели на посткризисный период. Не только проходить всю существующую ситуацию, но и понимать, что ты будешь делать после того, как кризис закончится. И готовиться уже к тому моменту, когда пойдёт рост рынка, и где ты будешь в тот момент. И из этого принимать в том числе сегодняшние решения. Всем – успехов, уверенности в завтрашнем дне, стабильности, в первую очередь внутренней, и развития как себя, своих компетенций, так и компаний, в которых мы работаем.

В.Тарнавский: 

Я тоже согласен с коллегами, 2015 год будет непростой. Но это будет ещё и год перемен, то есть я думаю, что нас ещё ждут какие-то события. Будет ли это, как говорил Лемм, «продолжение ужасных чудес» или будет что-то другое, но в любом случае 2015 год, я думаю, будет в первую очередь год интересный. Год, наполненный событиями, год, наполненный переменами. И будем надеяться, что всё-таки эти перемены в какой-то мере (может, и в большей мере) для нас всех будут переменами к лучшему.

А.Романов: 

Я за последние две недели общался со многими руководителями компаний, и мне понравился настрой большинства из них. Время перемен – самое лучшее время для того, чтобы выработать стратегию и подготовиться к тому, что когда закончатся проблемы, то есть и когда экономика будет подниматься, чтобы компания уже в это время была вооружена современными технологиями, хорошим коллективом и, соответственно, сделала новый шаг вперёд. Поэтому всем удачи и с наступающим 2015-м годом!


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Приглашаем вас принять участие в конференциях и выставках