информационные технологии
"Металлоснабжение и сбыт",  ноябрь (2006)

Непрерывное ИТ-развитие


Данил Дехканов

Больше года назад (подробнее см. статью «Секреты магнитогорской КИСы» – журнал «Металлоснабжение и сбыт», №6’2005 г., стр. 92) мы уже публиковали интервью с CIO ММК И. Виером, касающегося проекта Oracle, который, по итогам 2004 г. был признан лучшим в Европе, Африке и на Ближнем Востоке. Однако информационные технологии не стоят на месте, а находятся в постоянном развитии, тем более на отечественных металлургических комбинатах, где окончание одного проекта всегда перерастает в начало следующего. И. Виер занял пост вице-президента по коммерции (читайте интервью с ним на стр. 40), а CIO в начале 2006 г. был назначен Д. Каплан (с 2003 г. возглавлявший управление корпоративных разработок), которого мы попросили рассказать о том, как развивается проект информационной системы, а также о других ИТ-проектах крупнейшего российского комбината.

Дмитрий Семенович, расскажите, в какой стадии сейчас находится проект Oracle?

Можно сказать, что Oracle сейчас находится в стадии углубленной промышленной эксплуатации. Почему я так ее характеризую? Потому что сдача проекта фактически состоялась в тот момент, когда мы констатировали, что система выполняет весь заявленный функционал, контролирует бизнес-процессы на необходимом достаточном уровне и может эксплуатироваться без посторонней помощи. Проработав в таком режиме до конца лета 2005 г., мы тщательно проанализировали наполняемость этой системы и в дальнейшем приступили к реализации не стратегических решений, а тактических, стали развивать функ-циональность в более широких направлениях. В частности, углубленно занялись расширенным планированием и бюджетированием. Помимо услуг, описания ремонтной базы, учета затрат на ремонт, мы начали делать каталогизацию, попутно совершенствуя управление активами предприятия. Кроме этого, мы занялись развитием направления работы с клиентами и с подрядчиками, прорабатываем вопрос внедрения электронной торговой площадки. Собственно, сейчас уже можно четко сказать, что КИС работает проч-но и стабильно. Все больше сотрудников комбината становится ее пользователями. Они начали понимать, что без системы комбинат уже функционировать не в состоянии. И в настоящий момент у нас в системе зарегистрировано 2,96 тыс. пользователей.

Как обстоят дела с вашей системой документооборота?

Система документооборота здорово помогает поддерживать бумажный поток в неком стабильном состоянии. Мы внедрили потоковое сканирование, обрабатываем все счет-фактуры, приступаем к сканированию договоров, спецификаций. Мы планируем сделать ресурс, на котором сотрудники смогут обмениваться информацией по договору, мнение компетентного лица сразу становится достоянием участников этого процесса. Естественно, все эти задумки не могут существовать без внедрения полноценного электронного архива документов.

Все-таки, что касается системы документооборота, подтверждения и согласования договоров проходят внутри комбината?

Пока внутри. Клиенту пока это недоступно. Вообще, проблема использования электронно-цифровой подписи сродни с вопросом об организации торговой площадки. Я считаю, что главная проблема — не инструментарий. Чего проще-то? Сейчас достаточно средств защитить понятие электронно-цифровой подписи и предоставить соответствующие гарантии человеку на другом конце провода. Но дело в том, насколько человек, ставящий подпись, является юридически ответственным за эту подпись.

Заказ чаще всего состоит из нескольких позиций, он может быть по-разному выполнен (к примеру, один заказ надо прокатать через определенные станы, другой – нет, но по нему важно соблюсти определенный коэффициент тягучести металла и т.д.), в различные сроки и с неодинаковыми требованиями по качеству. В идеале нам нужно выполнить заказ качественно и в срок, по минимальной для нас себестоимости. И без MES-систем эту задачу не решить.

То есть вы пока не планируете организовывать торговую интернет-площадку?

Я не вижу особых проблем развернуть площадку. Любой, даже наш, интернет-сервер с перечнем продукции и возможностью формировать заказ сразу становится прототипом электронной торговой площадки. Только это не будет работать, потому что участники процесса должны быть ограничены определенными законодательными рамками. Законодательство сейчас в этом вопросе развито только на декларативном уровне, оно фактически не прописывает никакой ответственности. Однако мы ведем подготовительную работу в этом направлении и так или иначе все, что мы делаем в области ИТ в конечном счете отразится на работе будущего интернет-ресурса.

Что касается back-офиса, ведь после внедрения единой КИС вы способны инициировать электронное взаимодействие с клиентами? Это может быть не первичное формирование заказа, но, по крайней мере, отслеживание уже сделанного заказа, предоставление электронных форм договоров, сертификатов на продукцию и закрывающих бухгалтерских документов?

Мы давно наладили механизм предоставления клиенту электронных версий финансовых документов, эта услуга среди наших партнеров востребована. Однако отслеживание заказа — процедура чуть ли не самая сложная из всего производственного учета. Десятки тысяч позиций и чуть меньшее количество заказов. Для этого нужна огромная планомерная работа по внедрению систем цехового уровня.

В управлении ИТ ММК задействовано около 800 специалистов. Они обеспечивают работу всех сотрудников комбината, чья деятельность так или иначе зависит от ИТ. О том, как организуется служба поддержки пользователей, рассказывает В. Феоктистов, начальник Управления корпоративных разработок Магнитогорского металлургического комбината.

В дирекции по ИТ существует центральная диспетчерская, которая работает круглосуточно. Ее задача — принятие звонка от клиента (для нас подразделения ММК являются клиентами), регистрация проблемы или инцидента в специальной системе и перенаправление заявки по нужному маршруту, который определяется в зависимости от того, что произошло, тому или иному исполнителю. Далее эта заявка перенаправляется ответственному руководителю, в электронном виде к нему поступает в виде уведомления по электронной почте. Затем идет исполнение этой заявки. Исполнитель после проделанной работы делает отметку о ее завершении, фиксирует время, описывает проблемы, и на основе этого формируется отчетность для руководителя. От диспетчерской мы имеем ежедневную сводку, разбитую по управлениям. Это есть таблица-отчет, где собрана информация: кто звонил, какое подразделение, какого рода проблема, кому она была перенаправлена, заключение данного специалиста (то есть как была решена проблема). Все это разбито по времени — можно посмотреть, что, когда и как происходило. Далее руководители в своих рапортах подробно разбирают соответствующие проблемы (начиная от действий неквалифицированных пользователей и заканчивая «нашими» недостатками, связанными с выходом из строя маршрутизатора в сети, проблемами питания, ошибками в программе и т.п.). Для более оперативного обслуживания наших «заказчиков» построен полноценный call-центр на базе IP-телефонии. Все звонки в записи, они доступны, их можно потом послушать. В call-центре — один круглосуточный дежурный диспетчер, которому в течение дня помогают еще два человека. Функции у них разные: кто-то «сидит на телефонах», кто-то занимается мониторингом. Для наблюдения есть большие дисплеи, на которые выводится мониторинг служб, наиболее критичных серверов, с точки зрения доступности, загруженности маршрутизаторов, коммутаторов и др. Но устроено все максимально просто: зеленый — работает, красный — не работает. Диспетчер может сразу увидеть сбой и сформировать одним кликом мышки заявку на обслуживание проблемного узла. Если проблема обнаруживается днем, то запрос поступает по e-mail, если ночью — по телефону. Это важно для непрерывности сервиса, так как есть вещи, которые остановить нельзя. К примеру, при сбое во время круглосуточной отгрузки в цех тут же вызывается нужный специалист — простои недопустимы.

И какие у вас изменения на фронте MES и АСУТП?

Сразу по окончании внедрения единой КИС мы начали ощущать нехватку информации с MES (Manufacturing Execution System). Мы ликвидировали этот недостаток установкой операторских мест. Причем сразу хочу сказать, что это были не дополнительные какие-то операторы: если работает вальцовщик — вальцовщик и вводит данные, работает мастер — мастер и вводит. Нам принципиально важно, чтобы человек, участвующий в бизнес-процессе на месте, лично отвечал за адекватную информацию о процессе в системе. Мы планомерно работали в этом сегменте и сейчас можно сказать, что одно из стратегических направлений деятельности нашей дирекции по ИТ — цеховой производст-венный уровень. У нас обширные планы по учетным автоматизированным системам, и мы планируем закрыть в течение 2007 г. все цеха. Любой новый агрегат на комбинате проектируется и строится с АСУТП и вводится в эксплуатацию сразу же с интеграцией данных в КИС. По такой системе весной т.г. мы запустили три сортовых стана, а весной и летом — две дуговые электросталеплавильные печи. Основная цепочка информации в этих комплексах от факта процесса до регистрации в MES-уровне сохраняется автоматически. Кроме того, в октябре мы запустили в промышленную эксплуатацию систему календарного планирования сортового производства всей цепочки от электростали через сортовой цех, цех подготовки литой заготовки и сортовые агрегаты до отгрузки.

Соответственно, возвращаясь к предыдущему вопросу о заказах: только сформировав и описав в языках систем понятие «заказ», мы сможем его четко отслеживать и предоставлять эту информацию клиентам. Мы же до сих пор оперировали такими понятиями, как «плавка», «структурная единица», «рулон», «штука», и только начали переходить к формированию такого нового понятия, как «заказ». И если со стороны может показаться, что это просто, то на деле это достаточно сложно. Заказ чаще всего состоит из нескольких позиций, он может быть по-разному выполнен (к примеру, один заказ надо прокатать через определенные станы, другой — нет, но по нему важно соблюсти определенный коэффициент тягучести металла и т.д.), в различные сроки и с неодинаковыми требованиями по качеству. В идеале, нам нужно выполнить заказ качественно и в срок, по минимальной для нас себестоимости. И без MES-систем эту задачу не решить.

Еще нельзя не отметить уникальное направление развития MES в сегменте качества. Мы внедрили информационную систему статистического неразрушающего контроля качества, разработанную компанией Аусферр (подробнее см. статью «Управление качеством на новом уровне» — журнал «Металлоснабжение и сбыт», №10’2006 г., стр. 92). Эта система на порядок сокращает время отклика на вопрос «а качественный ли мы получили металл?» (если вдруг у покупателей возникнут вопросы). Кроме того, мы получаем хранилище статистической информации, особенно необходимой при дальнейших разборках. Все качественные критерии, технологические параметры прохождения металла, которые позволяют произвести расчеты по специальным формулам и определить качество на всем протяжении рулона или заготовки.

Как у вас решаются вопросы информационной безопасности?

Во-первых, все серьезные рыночные продукты, безусловно, содержат солидный уровень информационной безопасности. Поэтому я считаю, что адекватное и полное использование уже заложенного в своем базисе решения по безопасности позволяет достичь определенного стабильного уровня информационной безопасности. Во-вторых, на мой взгляд, огромную долю в сокращении рисков несет регламентная (методическая) база. Ее надо правильно оценить, где это возможно и создать необходимый и достаточный набор документов, в которых прописано кто, что и как должен делать, что не должен, что просто обязан делать, куда нельзя лезть и т.д. Эти документы привязываются к техническим средствам, в результате должна родиться система, культура, позволяющая избежать основных рисков, связанных с информационной безопасностью.


В печатной версии страница №118  | Количество просмотров: 1302  |  Комментариев: 
Ваша оценка:  (Голосов: )

  Ваш комментарий
Ваше имя *
Текст *
  * Отмеченные поля необходимо заполнить