история и искусство
"Металлоснабжение и сбыт",  ноябрь (2006)

Как в 1920-х годах «цветной» лом собирали


Леонид Хазанов

Во времена советской власти «День 7 ноября – красный день календаря». В нынешнюю эпоху 7 ноября – День примирения и согласия. 74-летний период в истории России нельзя воспринимать только отрицательно или только положительно. У каждого отрезка времени есть светлые и темные стороны. Пожалуй, нелишне из настоящего перенестись в 1920-е годы, чтобы взглянуть на тогдашнюю жизнь отечественной металлоиндустрии. Точнее, на рынок лома цветных металлов.
МАТЕРИАЛЫ К СТАТЬЕ
Изображение

Таблица 1.Потребление медного лома в 1911-1913 гг.

График

Динамика сбора лома цветных металлов с 1923-1924 по 1927-1928 операционные годы

Изображение

Таблица 2. Структура сбора лома цветных металлов с 1923-1924 по 1927-1928 операционные годы, %

Изображение

Таблица 3. Цены на лом цветных металлов в 1913 и 1929 гг.

Вниз по наклонной

Сразу скажем: сбор и переработка лома цветных металлов стали рентабельным бизнесом не только во времена рыночных реформ. И в Советском Союзе, и в Российской империи заниматься этим было выгодно. Еще до Первой мировой войны на рынке цветного лома наблюдалась ожесточенная конкуренция. Объяснялось это просто: если потребителями основного объема «чернины» было лишь небольшое число предприятий, то «цветнину» (главным образом медный лом) покупали помимо нескольких крупных металлообрабатывающих производств (например, Кольчугинский завод) сотни разрозненных кустарных мастерских. На долю последних приходилось 20—25% и более от всего объема заготовки (табл. 1).

Основой для установления цен на лом являлась стоимость первичных цветных металлов, корректировавшаяся с учетом динамики спроса и предложения. Разумеется, лом был дешевле соответствующего металла, обычно на 18—20%.

Первая мировая война внесла свои негативные коррективы. Необходимость быстрого развертывания военного производства вызвала резкий рост импорта цветных металлов, гражданские же предприятия значительно сократили выпуск товаров широкого потребления. С одной стороны, на тогдашнем ВПК образовывалось определенное количество отходов, с другой — прекратилось массовое поступление так называемого бытового лома в виде самоваров, посуды и т.д., поскольку население в сложившихся условиях стремилось максимально продлить срок жизни предметов домашнего обихода. Положение усугублялось отсутствием у предприятий ВПК гибкой коммерческой политики, нежеланием грамотно выстраивать отношения с заготовителями, хотя денег хватало — правительство щедро субсидировало оборонку.

В 1917 г. к этим проблемам добавились участившиеся забастовки рабочих, падение производства, кризис в транспорте, неспособность властей привести промышленность в нормальное русло. Последовавшая после Октябрьской революции гражданская война, борьба с иностранными интервентами и экономическая блокада сделали свое черное дело — рынок лома цветных металлов пришел в полный упадок.

Новые подходы

Оживление рынка вызвало введение нэпа (новой экономической политики). В 1922 г. власти организовали государственное объединение Металлоторг, возложив на него поставки лома на экспорт — страна нуждалась в иностранной валюте. Фактически Металлоторг занимался вывозом оборудования, вышедших из строя военных и гражданских судов. Через год Металлоторг реорганизовали в Рудметаллторг, в состав учредителей которого вошли Наркомат внешней торговли и металлургические тресты — Металлосиндикат, Уралмет, Югосталь, Госпромцветмет и др. Рудметаллторгу разрешалось покупать и продавать в России и за границей за свой счет и на комиссионных условиях металлический лом, открывать оптовые склады и представительства.

В 1925 г. в стране появился Комцветфонд. Столь простое название расшифровывается очень мудрено — Комиссия при Президиуме ВСНХ СССР по созданию специального фонда по финансированию металлургии цветных металлов. Идею Комцветфонда предложил… Ф. Дзержинский. «Железный Феликс» обосновывал свой замысел отсутствием у государства необходимых финансовых ресурсов для реанимации цветной металлургии. Переговоры о концессиях, за небольшим исключением, оказались неудачными. Тем не менее, западные компании были готовы покупать лом цветных металлов. Соответственно, основная цель деятельности комиссии — формирование спецфонда путем реализации безвозмездно изымаемых у государственных предприятий и учреждений всякого лома и отходов цветных металлов, а также неликвидных изделий из них (полученные доходы направлялись на финансирование развития цветной металлургии). Кроме Рудметаллторга и Комцветфонда заготовку лома вели мелкие утильные кооперативные организации и отдельные граждане.

Анализируя данные по заготовке лома, несложно заметить сначала ее увеличение, потом снижение, а затем и стабилизацию (см. рис.). Пик пришелся на 1925—1926 операционные годы (несколько лет статистику вели на западный манер). Причина банальна: в эти годы Комцветфонд провел массовую работу по изъятию наиболее крупных запасов лома, накопившихся в результате войн и разрухи. В последующие годы объемы заготовки упали в связи с исчерпанием «военных ресурсов», в то же время Рудметаллторг постепенно наращивал сбор бытового лома. Частично поставки велись в Западную Европу (особенно мельхиор, колокольная бронза, морская латунь, никель), частично — на отечественные предприятия.

Если же поглядеть на структуру заготовки по источникам, то можно увидеть, что лидировали наркоматы, за ними шла промышленность, далее — транспорт и замыкала ряд мелкая сборка (табл. 2). Лом, собираемый наркоматами (аналоги нынешних федеральных министерств, агентств, служб), состоял из разнообразного бесхозного имущества, пустых гильз патронов и снарядов, церковных колоколов и молитвенной утвари. Промышленность «поставляла» отходы производства и вышедшее из строя оборудование, транспорт — списанные паровозы, вагоны, суда и др. Мелкая сборка представляла собой заготовку лома в виде негодных предметов домашнего обихода городских и сельских жителей. Последний источник активно использовали кооперативы, формировавшие собственные заготовительно-сырьевые сети. Вследствие этого, а также благодаря улучшению ситуации в цветной металлопромышленности, доля мелкой сборки в структуре источников лома постепенно росла: если в 1923—1924 гг. она равнялась 9,4%, то в 1927—1928 гг. увеличилась до 34,9%.

И, наконец, анализируя заготовку по отдельным группам, становится очевидным увеличение доли меди (с 6% в 1923—1924 гг., до 8% в 1927—1928 гг.) и бронзы (от 14 до 18%) и падение доли латуни (с 62 до 56%). Однако изменения нельзя назвать резкими. Они свидетельствуют о ежегодном сборе более-менее однородного лома.

Классифицируя и оценивая

Кстати, отметим отсутствие до середины 1925 г. какой-либо классификации цветного вторсырья, потому что царскую отменили, а новую еще не придумали. Рудметаллторг проводил сортировку лома попредметным способом (гильзы пушечные, гильзы ружейные, бронза колокольная, цинк листовой и т.д.). В 1925 г. Комцветфонд разработал классификацию лома. Ее недостаток — превалирование коммерческой точки зрения над производственной. Поэтому в конце 1928 г. ей на смену пришла классификация, подготовленная государственным синдикатом цветной металлопромышленности Всецветмет.

В нынешней экономике цена — всему голова. В 1920-х годах было точно так же. В первые годы восстановления разрушенного хозяйства стоимость лома не соотносилась с мировыми показателями и ценами на металлы в отечественном производстве. Лишь этим и объясняется тот факт, что рыночные цены на лом в 1924—1925 гг. составляли 50% от довоенного уровня (до 1914 г.). Комцветфонду пришлось разработать новую систему ценообразования, применявшуюся в период нэпа. Теперь цены были значительно выше, нежели в пресловутом 1913 г. (табл. 3).

А что с вывозом лома за границу? Он приносил неплохие доходы. Но уже в 1927—1928 гг. экспорт прекратился — у окрепшей металлургии появился спрос на вторсырье, вследствие чего возник дефицит. В 1928—1929 гг. ситуация усугубилась, многие потребители вступили на рынок с самостоятельной заготовкой. Результат — ожесточившееся конкуренция и взвинчивание цен. В то же время существование Комцветфонда уже не являлось полезным, ибо значительное количество вторсырья не поступало на рынок из-за нежелания промышленных предприятий, особенно мелких, сдавать государству металл безвозмездно. При этом они не продавали лом, опасаясь изъятий и реквизиций.

В результате в 1928—1929 гг. Рудметаллторгу были предоставлены исключительные права на сбор лома. Параллельно металлургическим предприятиям запретили заниматься этой деятельностью, а Комцветфонд и вовсе упразднили. По сути же это решение совпало с отказом от нэпа и переходом к жесткой централизованной системе управления экономикой. Впоследствии на базе Рудметаллторга и Всецветмета была сформирована система вторметов — металлолом официально признали стратегическим ресурсом.

В наши дни рынок лома цветных металлов очень криминализирован. Уже обыденными являются сообщения о срезанных кабелях и проводах, разграбленных трансформаторах и др. В приемные пункты сдаются любые предметы, имеющие минимальную ценность. В 1920-х годах ситуация была еще тяжелее. Но в изнуренной гражданской войной и разрухой стране нашлись силы и возможности для наведения элементарного порядка. Сейчас же в России вроде бы разрухи нет, денег много. Вот только ситуация на рынке оставляет желать лучшего. Неплохо бы учесть уроки прошлого. Хуже уж точно не будет…


В печатной версии страница №140  | Количество просмотров: 2870  |  Комментариев: 
Ваша оценка:  (Голосов: )

  Ваш комментарий
Ваше имя *
Текст *
  * Отмеченные поля необходимо заполнить
 
  • №1  28, Март 18:13 |  антиломщик
    Голосов: 0 |  Средний балл: 0  |  Оцените:                 
    статья путёвая, заголовок точный